Легенда о Мертвой Скрипке

Font size: - +

Легенда о Мертвой Скрипке

— Дурацкая игра! — в который раз возмутился Тимоти Поттер, ступая за своим кузеном Робби Уизли за ограду кладбища.

      — Ты это уже пятый раз повторяешь, — откликнулся Роб, освещая путь волшебной палочкой. — Ты же не хочешь, чтобы девчонки нас обсмеяли, правда? И потом, это просто старое кладбище. Здесь уже давным-давно никого не хоронят.

      — А если инферналы? Или боггарт? — попытался возразить Тим, но только рассмешил Роберта.

      — Ну откуда тут взяться инферналам? Я же сказал, что это очень старое кладбище. А с боггартом мы как-нибудь справимся, мы же волшебники, в конце концов, — успокоил кузена Уизли. — Не понимаю причину твоего беспокойства, нам всего-то и нужно пересечь кладбище и выйти с другой стороны.

      Тимоти промолчал, осторожно пробираясь среди старых памятников и заросших мхом могильных плит. Внезапно он услышал откуда-то издалека прекрасную музыку.

      — Здесь даже по-своему красиво. Столько представителей известнейших семейств Магической Британии были похоронены именно на этом кладбище, — в голосе Робби звучало чуть ли не благоговение. — Смотри, это могила Кингсли Шеклбота — он был министром после Второй Магической Войны. А там семейный склеп Малфоев. Говорят, наш прадед, Гарри Поттер, враждовал с прадедом Хантера Малфоя…

      — Тс-с-с! Слышишь? Кому взбрело в голову играть на скрипке среди ночи на кладбище? — прервал лекцию Роба Тимоти, пытаясь определить, с какой стороны доносится музыка.

      — Что? Какая скрипка? — не сразу понял Робби, а Поттер уже двинулся вглубь кладбища, напряженно прислушиваясь.

      Музыка манила, обещала, звала. Тим сам себе напоминал змею, околдованную звуками дудки, но ничего поделать с собой не мог. Ему хотелось непременно узнать, кто может извлекать из скрипки такие чудесные и завораживающие звуки.

      — Стой, ну куда ты? — Роб попытался догнать кузена. — Какая еще скрипка? О чем ты говоришь?

      — Да прислушайся же! Это где-то неподалеку…

      — Ты правда её слышишь?! — недоверчиво спросил Роберт, испытывая суеверный ужас от осознания того, что кузен его не разыгрывает.

      — Да… А ты разве нет? Красиво очень… Завораживает… — подтвердил Тимоти, нервно оглядываясь в поисках возможности пройти через заросли терновника.

      — Матушка в детстве рассказывала мне, что ночью на кладбище можно услышать, как играет Мертвая Скрипка… — нервно ероша волосы, сказал Роб. — Но слышит её только тот, кто должен скоро умереть…

      Тим медленно повернулся к кузену, чтобы убедиться, что тот не шутит. Лицо Роберта побледнело, это было видно даже в неярком свете его палочки, глаза лихорадочно блестели, а дыхание было тяжелым, как после быстрого бега.

      — О чем это ты? — потребовал объяснения Тимоти.

      Роб опустился на траву и прислонился спиной к памятнику; Тиму ничего не оставалось, как устроиться рядом с кузеном.

      — Мне рассказывала эту старую легенду моя мама, а ей — наша прабабушка Джиневра Уизли, — начал Робби, и глаза его затуманились от воспоминаний…
 

* * *



      Война далась всему магическому сообществу Британии очень тяжело. Столько достойных волшебников и ведьм погибли, и это омрачало радость от победы над Темным Лордом. Постепенно всё налаживалось, но не у всех.

      Когда жизнь более или менее вошла в норму, оказалось, что не все способны оставить плохое позади и двигаться дальше. Гермиона была подавлена ужасами войны, да и пытки Беллатрисы оставили свой след на психике девушки. Она стала замкнутой, нелюдимой, отдалилась от родителей, которым отказалась возвращать память, от друзей и Рона, словно выстроила вокруг себя высокую стену.

      Перепробовав все, что было в его силах, Гарри, наконец, предложил подруге пожить в особняке Блэков, чтобы немного отдохнуть от происходящего и побыть наедине с собой. Когда Поттер сказал Гермионе об этом, в её глазах промелькнуло облегчение, и она с радостью приняла столь щедрое предложение.

      Оказавшись в особняке Блэков, Грейнджер подолгу бродила по его безмолвным заброшенным комнатам, наслаждаясь тишиной и предаваясь своим мыслям. Великолепие старого дома, которое она не замечала во время предыдущих визитов, хранимые им тайны и воспоминания — всё это вдохновило её на реставрацию особняка. Впервые за долгое время у Гермионы появилась цель. Заручившись согласием Гарри, она принялась за работу.

      Очищая и реставрируя по одной комнате за раз, девушка чувствовала, что будто бы возвращается в те времена, когда в доме кипела жизнь, а в гостиной устраивались приемы для цвета магической аристократии, которой происхождение самой Гермионы пришлось бы не по вкусу.

      Разбирая старый хлам на чердаке в поисках интересных вещей для реставрации, Гермиона обнаружила футляр со скрипкой. Очевидно, на него наложили какое-то заклинание, поскольку инструмент выглядел как новенький. Нигде не было заметно ни трещинки, ни царапины, ни малейшего изъяна.

      Грейнджер извлекла скрипку из футляра и наиграла простенькую мелодию, которую помнила со времен учебы в музыкальной школе — еще до поступления в Хогвартс. После четвертого курса с возрождением Волан-де-Морта события завертелись, и было уже не до игры на скрипке, поэтому Гермиона забросила инструмент.

      Подчиняясь неожиданному вдохновению, закрыв глаза, Грейнджер заиграла «Лебедя» Сен-Санса — одно из любимейших своих произведений. Чистые, чуть вибрирующие звуки наполнили старый чердак, и он весь как будто бы вздохнул, совсем как человек, отряхнулся от многолетнего слоя пыли и задышал полной грудью. Пространство словно расширили заклинанием, а свет, льющийся сквозь маленькие грязные слуховые окошки, как будто стал ярче и чище.

      Почувствовав неожиданный панический приступ — явление, ставшее частым гостем в её жизни — Гермиона резко оборвала мелодию. Дрожащими руками она уложила скрипку обратно в футляр и нервно прошлась из угла в угол, стараясь успокоиться.

      — Это самое ужасное, что я слышал в своей жизни, — неожиданно раздался приятный мужской голос из темного угла чердака. — Это же не музыкальная пила призрачного оркестра, а самая первая скрипка Антонио Страдивари! Можно проявить хоть немного уважения?

      Гермиона громко охнула, молниеносно выхватила палочку и попятилась.

      — Кто здесь? — нервно спросила девушка, растерянно озираясь по сторонам.

      Она готова была поклясться, что на чердаке никого не было.

      — Да не дергайся, я не смог бы причинить тебе вреда, даже если бы захотел.

      Гермиона осторожно двинулась на голос, освещая темный угол Люмосом. За старым бюро, заваленным какими-то бумагами и стопками книг, напоминавшими бухгалтерские, стоял большой узкий деревянный ящик. Осторожно, оставляя за собой дорожку в многолетнем слое пыли на полу, Грейнджер выволокла ящик на освещенное место. Обследовав находку со всех сторон, она сходила за гвоздодером и с его помощью сняла переднюю стенку. Внутри оказалась картина.



Lerika Race

#824 at Fanfic
#325 at Fanfics based on books
#5450 at Other
#1254 at Drama

Text includes: магия, постхог, любовь

Edited: 18.04.2017

Add to Library


Complain