Легенда о Снежном Волке

Глава 6

Глава 6

 

Едва воины покинули Хаттхаллу, как из-за туч робко выглянуло весеннее солнце, быстро просушив их сырую одежду и сапоги. Суровые мужчины с непривычки щурились на ярком свету, но вскоре на их лицах появились улыбки, а потом послышался и смех.

Впрочем, чем дальше они уходили на восток, тем чаще на их пути встречались голодающие села и деревни, окончательно разоренные более удачливыми воинственными племенами. Поживиться было нечем, и мужчины выживали лишь за счет охоты на крупную дичь.

— Говори мне все что знаешь, старик! Селения поблизости бедствуют так же, как и вы? — расспрашивал Рагнар старейшину деревни племени Куявы, полностью игнорируя то, с какой откровенной ненавистью тот смотрит на него.

Эта деревня встретилась хаттхалльцам, когда они провели в пути больше десяти дней. Дорог здесь практически не было, и им пришлось передвигаться через густые леса и горы по нехоженым тропам.

Одежда местных жителей выглядела довольно живописно. Она вбирала в себя смесь обычаев нескольких земель, в непосредственной близости от которых и основался этот народ. Язык, на котором говорило племя, также был необычен — слишком гортанный и шипящий. Прислушиваясь к разговору старейшины, Олсандр различил слова племен сконишей, хаттхалльцев и даже квиритцев, но больше всего язык куяв напоминал рарогдарский.

— Голодные нынче времена, сам знаешь, уважаемый воин... Седьмой год то неурожай, то скот дохнет... То ваши разбойничают! — Дед досадливо сплюнул на землю и вновь злобно уставился на воеводу.

— Но-но! — погрозил ему Рагнар толстым пальцем. — Не балуй, а то головы в один миг лишишься.

Дед только презрительно фыркнул и, отвернувшись, занялся шитьем. В этом племени шитье считалось исключительно мужским занятием.

— А что за лесами? Может, слышал чего?

— Может и слышал...

— Говори, а то мы будем еще семь лет к тебе в гости захаживать!

— Не вы, так другие явятся! Эх! — тяжко вздохнул дед и махнул рукой, указывая направление. — Туда идите. Земля там холодная, но не голодная!

Воевода отдал войску приказ выдвигаться в указанном направлении, а Олсандр расслышал последнюю фразу старейшины, брошенную им в спину:

— Пусть Боги дадут нам счастье и оставят вас гнить на Святой Земле Рарога, как и многих других...

День проходил за днем, а на пути отрядов плотной стеной стояли густые вековые леса, и конца краю им не было видно. Мужчины, измотанные долгой дорогой, все больше слабели и злились. Продираясь сквозь кустарники и валежник, даже Олсандр уже стал сомневаться, что Рагнар когда-нибудь выведет истощенные отряды к людям.

— Без Зла не сотворится и Добра, — в который раз повторил Олли слова знахаря. — Таков тайный умысел Божий. Не всякое Зло плохо, но Добро всегда Благо!

— Ну что, умник?! — гоготнул Олсандр. — Признайся, ты не понимаешь, что это значит!

— Будь терпелив, друг мой! — важно ответил Олли. — Я обязательно объясню тебе значение этих слов, но сначала нужно заметить вот что...

Олсандр усмехнулся и закатил глаза.

— Издревле ученые люди задаются вопросом, откуда у неграмотных, а попросту говоря темных, людей вдруг появляется Светлая мысль? Ведь откровенно сказать, человек, не умеющий читать и писать, не может познать мудрость великих мыслителей из книг, древних свитков или та-каменских манускриптов, а следовательно, и мыслит приземленно. Скудно. Его интересуют лишь мирские глупости, а не философия. Например, еда, кров, дети и все в таком роде.

Олсандр глянул на ножны боевого ножа, которые смастерил ему Бакуня, но не возразил Олли.

— Один просвещенный человек писал, что на макушке у всех людей расположен так называемый родничок. Ты мог отчетливо его видеть на темечке у младенцев. Так вот он соединен невидимой нитью прямо с Космосом.

Олли многозначительно посмотрел на хаттхалльца и важно пояснил.

— Космос — это то, что ты видишь в ночном небе, Олсандр. Луна, небо, звезды... Космос! Именно оттуда и приходят в голову простолюдин всякие премудрые мысли.

— И кто, по-твоему, их посылает?

— Ну, это просто! Их посылает Высшая Сила.

— То есть Бог?

— Нет. Высшая Сила, которая была еще до Начала Всего. До сотворения космоса, мира и Земли.

— То есть самый Главный Бог?

— Хм... — Глазки Олли забегали по сторонам, но он быстро нашелся. — Мы отклонились от темы обсуждения. Так вот... О чем это я? А! Это дает нам надежду, что если подобная мысль может прийти в голову неуча, то, следовательно, голова ученого способна принять гораздо больший объем мудрости Вселенной.

— Это потому, что у ученых людей родничок больше?

— Олсандр, ты можешь смеяться сколько угодно! Но вот увидишь, когда я стану таким же старым, как Бакуня, то толпа народа будет с трепетом внимать моим словам. И каждая изреченная мысль, подаренная мной людям, будет потрясать и приводить их в раж, а я буду щедро наполнять их пустые сосуды Знаниями.

— Где ты их возьмешь?



С. Михеев, Е. Михеева

Отредактировано: 01.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться