Легенда об Изумрудном драконе. 1 книга.

Размер шрифта: - +

33. Разочарование Элонриэль.

 

33. Разочарование Элонриэль.

После побега принцессы Силандии из замка Лесных эльфов прошло десять дней. Принцессу-самозванку объявили в розыск, а вместе с ней и её сообщников: единорога, Кингара и Таурохтара. В последнюю долю секунды эльфы прыгнули следом за Евой в песчаную картину и больше их с тех пор уже никто не видел. Своего отца Элонриэль не выдала. Но после этого происшествия девушка не общалась с Верховным друидом. Ей было стыдно смотреть в глаза отцу, для него она была предательницей. Работы у Элонриэль прибавилось, так как в замке больше не было конкурентов, способных исцелять магией или травами. Но даже со своим насыщенным графиком девушка чувствовала себя одинокой. Общаясь с сотнями эльфов ежедневно, она не могла ни с кем поделиться своими мыслями. Оссир был изгнал из замка, лучшую подругу она предала, а отец от неё отвернулся. Что касается Накилона, то у него просто не было времени на жалкую рабыню Лесных эльфов. Именно рабыней девушка себя и чувствовала. Король Снежных эльфов использовал её в своих целях, а потом и вовсе забыл. Несколько раз дочь Верховного друида пыталась добиться с ним аудиенции, но «новый король Лесных эльфов» был либо занят, либо вообще отсутствовал в замке. И так продолжалось день ото дня. Чувствуя душевное разочарование в своём предательстве, Элонриэль часто приходила в покои королевы Лесных эльфов. Прошло уже немало времени, а Эльфиона всё так же спала беспробудным сном. Глядя в прекрасные черты лица своей королевы, девушка садилась на мягкий пуфик у её ног и начинала изливать ей боль своей души:

-Моя королева, вы спите и совсем не знаете, что происходит в замке. Принцесса Ева покинула земли Эланны, ей помогли сбежать Ветер, Кингар и Таурохтар. Портал Рынка перенёс их в неведомые земли и теперь никто не знает, что с ними. Отец считает меня предательницей. Видели бы вы его взгляд там, у портала, когда я пыталась остановить принцессу. Он больше не желает меня видеть. Я для него больше не существую. Не знаю, может я совершила ошибку, но я пошла на это ради любимого, любимого, который меня никогда не любил. И за это я возненавидела её и за это я предала вас. Вы отвернулись от меня, хотя я умоляла вас помиловать Оссира. Единственный, кто мне обещал помочь – это Накилон, король Снежных эльфов. Но сейчас я понимаю, что и он использовал меня в своих целях, а потом забыл даже о моём существовании. Но я не сдамся. Я всё равно его найду и напомню о нашей сделке. А вы спите, моя королева. И пусть ваш сон не тревожит дыхание Чёрного дракона.

Поднявшись с пуфика, Элонриэль покинула покои королевы Лесных эльфов с загадочной улыбкой на устах. Выплеснув из себя наболевшее, она вновь пошла в покои «нового короля Лесных эльфов». Солнце уже зашло за горизонт, и охрана у двери вот-вот должна была смениться. Достав из кармана своего передника наливные яблочки, Элонриэль стала дожидаться новых охранников, спрятавшись за углом широкого коридора. Когда охрана поменялась, девушка вышла со своего укрытия и направилась к покоям «нового короля».

-Его Величество отдыхает и не желает никого видеть, – завидев Элонриэль, произнёс эльф-охранник, преграждая девушке путь.

-Очень жаль, - пропела девушка, глядя на яблочки в ладонях, - а я хотела его угостить яблочками. До завтра эта красота пропадёт. Мальчики, а может вы передадите королю мои наливные яблочки? Только смотрите, сами не пробуйте, они волшебные.

-Чего ж не передать? Предадим! – подставив ладони, эльфы-охранники приняли из рук дочери Верховного друида горстку маленьких алых яблочек.

Передав яблочки, Элонриэль удалилась в своё укрытие за углом, дожидаясь дальнейших результатов своей хитрой игры.

-Тирон, смотри какие наливные яблочки, – послышался голос одного охранника из-за угла. – Я думаю, король не узнает, если мы попробуем по одному.

-Не думаю, что это хорошая идея. Ты ведь слышал слова лекаря, они волшебные. И вообще, а вдруг они отравленные!

-Ты вообще в своём уме? Стала бы дочь Верховного друида травить короля? И вообще, всё, что пробует король, должны сперва испробовать мы. Бери ешь и не выдумывай!

Этого Элонриэль и ждала. Не прошло и десяти минут, как охранники, скорчившись от боли в животе, один за другим покинули пост и убежали по нужде. Быстро прошмыгнув по коридору, девушка открыла дверь и вошла в покои «нового короля». Оглядевшись по сторонам, девушка сделала робкий шаг вперёд. В покоях короля царил вечный холод. Белые стены комнаты были покрыты льдом, а под ногами лежал снег. Казалось, здесь гулял даже лёгкий ветерок, заставляя дрожать незваных посетителей.

-Ваше Величество… Накилон… - Элонриэль прошлась вперёд, обходя широкое заснеженное кресло на своём пути. Мебели в комнате было мало, но вся она была усыпана снегом. Даже огромная кровать, стоящая у окна, была укрыта снежным покрывалом. В нескольких метрах от кресла прямо из пола выросла ледяная статуя красивой девушки-эльфийки. Её холодная красота приковывала к себе взгляд. Засмотревшись на холодное изваяние, Элонриэль отступилась и тут же натолкнулась на короля Снежных эльфов. Скрестив руки на груди, он смотрел на свою незваную гостью холодным взглядом.

-Ваше Величество… - слегка поклонившись, дочь Верховного друида виновато опустила голову, - простите. Я не должна была врываться к вам без приглашения.

-Я смотрю, тебе понравилось моё творение, – леденящим сердце голосом спокойно произнёс король Снежных эльфов, глядя на девушку своими молочно-белыми глазами. – Это одна из моих последних скульптур, единственная в этом замке. Пока что единственная, – он провёл указательным пальцем по плавному изгибу груди ледяной красавицы.

-Чудесная работа… - голос Элонриэль дрожал, на языке вертелось много вопросов, задать которые она не решалась. Эта девушка… её лицо было знакомо дочери Верховного друида, но она никак не могла вспомнить, где её видела. Ненадолго в королевских покоях повисла тягостная тишина. Первым молчание нарушил Накилон:



Татьяна Денькина

Отредактировано: 22.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться