Легенда поздней осени

Размер шрифта: - +

ГЛАВА ПЕРВАЯ

«Из всех необычайных событий, которые приключились с Алисой в Зазеркалье, это она запомнила яснее всего. И через многие годы в ее памяти сохранилась эта картина: светло-голубые глаза и нелепая улыбка Белого Рыцаря, отблески заходящего солнца на его золотистых волосах, ослепительный блеск доспехов…»

Льюис Кэрролл

 

Кирилл подошел к высокому белому окну.

За ним, кружась, сверкая желтыми и багряными цветами, мелкими янтарными слезками дождя, бушевала осенняя буря. Она ломилась в стекло, стучала в оконные рамы, трясла бледным фонарем.

По брусчатке мчались, словно всадники, то и дело совершая кульбиты, остроконечные листья. Темные фигуры выныривали из мрака и тут же поглощались им.

Тихий стук в дверь заставил его отвлечься от созерцания осенней картины за окном.

Кирилл прислушался. Стук повторился – теперь уже громче и настойчивее.

Он сделал несколько шагов к двери и посмотрел в глазок. В мутном желтоватом свете лампочки можно было различить лишь темный башлык, светлые локоны да огоньки в глазах.

«Странно… Кто бы это мог быть? Ведь я никого не жду», - пронеслось в голове.

Рука сама отодвинула засов, и дверь открылась.

На пороге стояла девушка. Апельсиновый свет маленькой лампочки над дверью озарял матовый цвет ее лица, изогнутые светлые стрелочки бровей, с едва видными капельками. Такая же прозрачная капелька застыла на щеке, и она тут же смахнула ее рукой. Глаза ее - темные, таинственно-нежные, были широко распахнуты.

- Вам кого? – спросил Кирилл с досадой в голосе, предчувствуя, что девушка просто ошиблась дверью.

- Добрый вечер! – сказала девушка смущенно. - Мне Сергея Карловича нужно повидать, хотя бы на пару минут. Это возможно? Он дома?

- Какого Сергея Карловича? - спросил Кирилл, чуть нахмурив брови. – Здесь такого нет. Вы ошиблись!

Его подмывало тут же закрыть дверь, но видимо растерянный вид незнакомки слегка притормозил его намерение.

- Как нет? – удивилась девушка. – Ведь это же тридцать первая квартира?

- Ну, тридцать первая, - строго сказал Кирилл.

- На Первомайской?

- Ну да, на Первомайской. Дом двадцать. Вы точно по адресу пришли?

В глазах девушки маленьким осколком мелькнуло отчаяние.

- Ну. Все правильно. Я же помню – Первомайская, 20-31. – сказала она. – Здесь же должен Сергей Карлович Хаффман проживать.

Кирилл дернул плечами:

- Да нет здесь никакого Хаффмана! Здесь Первенцевы живут – наша семья.

- Что, и не проживал такой? – с досадой спросила девушка.

- Нет, не проживал. Мы здесь уже достаточно давно живем.

Маленькая надежда загорелась в глазах девушки:

- А может по соседству живет?

Кирилл ответил веско:

- Нет, мы всех соседей знаем. Похожего никого нет. Видимо вас по неправильному адресу направили.

- Видимо так.

Девушка произнесла эту фразу, глядя в полумрак угла, потом перевела взгляд на черноту окна и вновь на Кирилла. Она тяжко вздохнула.

- Ну, ладно. Извините тогда.

- Да нет, ничего.

У Кирилла даже проснулась какая-то жалость к человеку, который ошибся дверью.

Девушка молча повернулась, и каблучки медленно застучали вниз по темной лестнице.

Кирилл закрыл дверь, оставаясь какое-то время в прихожей, вдумываясь в ситуацию и пожимая плечами. Звук шагов незнакомки барабаном бил в его сердце. Наконец, он совсем затих.

Кирилл вошел в комнату и уселся на диван. Тишина и что-то внезапно намечавшееся хорошее, а потом оборвавшееся всколыхнули его чувства. От посещения девушки в душе осталось какое-то неясное смятение. Стуком ее шагов заходили часы…

Он вдруг подхватился и подошел к окну.

Ветер летел между пунцово-желтой листвы, обгоняя, кружа ее, играя ею. В стальных лужах скользили изумрудно-янтарные лиственные кораблики.

Фигурка девушки в синей куртке показалась в льдистых струях разлитого фонарного света.

Она медленно шла по гранитной брусчатке, чуть наклонившись, ибо ветер толкал ее в спину. Сделав несколько шагов, она вдруг обернулась, сопротивляясь ветру, который обнажил ее голову, смахнув с нее башлык. Волосы тут же улетели, и остановились, развеваясь, как золотистое знамя.

Она подняла голову в поисках, шарила глазами по бело-розовым окнам, и на мгновение, ее взгляд встретился со взглядом Кирилла.

Они смотрели друг другу в глаза, постепенно погружаясь друг в друга, срастаясь чувствами и помыслами. Ее темные глаза стали для него дном колодца.

Девушка отвела взгляд, повернулась и быстро пошла по пустой улице, подгоняемая ветром. В ее спину ударялись багряные листья.



Александр Гребенкин

Отредактировано: 22.10.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться