Легенда про байкера Юргена

Font size: - +

Шлем-каска и кока-кола

      20 июля 1991 года. В городе отмечается ежегодный большой праздник – День металлурга. Концерты, народные гуляния, конкурсы, праздничная иллюминация и, конечно же, торжественный байк-парад недавно созданного мотоклуба «Группа крови» с последующими соревнованиями мотоциклистов по фигурному вождению.

      Вот на этих соревнованиях Вячеслав Хмелёв, наехав передним колесом на очередное препятствие, перелетел через руль мотоцикла и проломил себе череп, так как на голове у него была только чёрная бандана.
 

***


      …Юрий Михайлович приехал на грунтовой стадион неподалёку от подшипникового завода, где должны были проходить эти соревнования, при полном параде: на голове – пластиковая нацистская шлем-каска, на жилете – два железных креста, а в наушниках звучит «Wherever I May Roam» «Металлики».

      - О-о-о, пропажа нашлась! – поприветствовали его мотоциклисты, бывшие два года назад на гонках вокруг колхозного поля. – Юрген, где тебя носило всё это время?

      - По белому свету, по белому свету, - загадочно усмехаясь, пожимал протянутые ему руки Левченко.

      - Ты, я смотрю, в нацисты подался, - кивнул на железные кресты полный длинноволосый мужик в кожаной куртке и настоящих «левайсах», который вёл два года назад гонку.

      - В оппозиционеры, - поспешил развеять его подозрения Юрий Михайлович. – Если хочешь показать своё несогласие с действиями правительства, нужно носить награды врагов. Вот поэтому ношу я и кресты эти, и каску, хотя, если честно, при Третьем Рейхе в Германии был железный порядок и дисциплина, а это мне очень нравится…

      - Кстати, сегодня у нашего Сявы юбилей – 20 лет, - сказал Виталий Яновский, с ног до головы одетый в толстую чёрную кожаную одежду. – После соревнований он нас всех приглашает. Ты с нами?

      - Сначала нужно именинника поздравить, - ответил ему Левченко и оглянулся по сторонам в поисках Хмелёва.
 

***


      Тот стоял возле ограждения стадиона, грустно глядя на огромную свежую царапину на хромированной выхлопной трубе своего чоппера.

      - Поздравляю, - протянул ему руку Юрий Михайлович. – Сто лет живи, и чтобы всё это время жить тебе было интересно… А где это ты успел так приложился?

      Левченко присел возле чоппера Хмелёва и провёл пальцем по царапине.

      - Во время байк-парада не вписался в поворот и чирканул по соседнему «Днепру», - объяснил парень. – Ему – хоть бы что, там оцинковка была, а у меня…

      И Хмелёв грустно вздохнул.

      - Так, с меня подарок, - произнёс Левченко и направился в сторону кооперативного киоска, где продавали различную продуктовую дребедень.

      Через пару минут он вернулся, держа в руках двухсотграммовую шоколадку «Мауксион» и литровую пластиковую бутылку кока-колы.

      - Я что тебе, баба какая-то! – возмутился такому подарку Хмелёв. – Я сегодня третий десяток разменял, а он мне конфеты и лимонад…

      - Ну, шоколад ещё никому никогда не помешал, - ответил ему Юрий Михайлович, разламывая плитку на небольшие кусочки и угощая всех присутствующих. – А кока-колу эту пить я никому не советую: там же ортофосфорная кислота!

      С этими словами Левченко скомкал фольгу от шоколадки, полил её кока-колой и начал натирать царапину на выхлопной трубе мотоцикла Хмелёва, время от времени смачивая фольгу кока-колой. Через некоторое время царапина начала затягиваться блестящей плёнкой оксида алюминия: кока-кола всё-таки понемногу растворяла фольгу.

      - Ничего себе! – восхитился Хмелёв. – И откуда ты такое узнал?

      - По белому свету ездил, всё вокруг наблюдал и запоминал, как видишь, пригодилось, – ответил ему Юрий Михайлович. – А теперь возьми мой подарок, надень его на соревнования, порадуй дедушку!

      С этими словами Левченко протянул Хмелёву свой шлем-каску.

      - Меня ещё с ним в милицию загребут, - покачал головой парень. – Подумают, что я – фашист…

      - А ты скажи, что это я тебе подарил, пусть со мной разбираются, - успокоил его Левченко.
 

***


      …Через некоторое время Хмелёв выехал на стадион и начал объезжать установленные по всей трассе препятствия в виде положенных друг на друга старых шин. При очередном повороте он зацепил задним колесом один из таких столбов, шины покатились по трассе, одна из них попалась на дальнейшем пути Хмелёва, и он, пытаясь увернуться от неё, наскочил на другую лежащую на дороге шину и вылетел из сидения.

      Он довольно сильно ударился головой о гравийное покрытие, но уже через минуту смог подняться и, потирая ушибленное плечо, направился к своим приятелям.

      - Если бы не каска – мне бы кирдык был, - сказал он, закуривая. – Всё, я теперь в ней даже спать буду!

      - Шутник! – похлопал его по плечу Юрий Михайлович. – А каска эта под «косуху» смотрится – нечего делать.
 



Милана Масалова

Edited: 23.04.2017

Add to Library


Complain