Легенда Ведархион

Размер шрифта: - +

Глава 4. Герман. Клятва

Эта битва должна стать последней. Не было ни единого шанса избежать сражения и ни у кого не было желания мира.

Одно из племен должно уйти навсегда. В небытие. В вечность. Война миров на стыке эпох и на границе расколотых металлом пространств. Блестящие с узкими глазницами шлемы, сплетенные кольчугой сияющие латы, сверкающие в ярком солнце мечи.

Две армады, два чуждых и враждебных мира сминая и разбивая в кровь авангарды, сошлись в решающей схватке.

Его племя не могло проиграть эту битву. Исход сражения должен стать итогом большой и жестокой войны - древней как сама планета. На кону было все. Свобода, будущее и жизнь. Главное - свобода. Их воинственная злая орда неисчислима, их существование подчинено покорению чужих племен.

Здесь, в этой точке мир будет разбит на до и после.

Все решится сейчас и на веки - либо свет, радость и жизнь, либо скорбь, рабство и смерть.

И в этой нескончаемой битве, в кровавом море из разрубленных тел свет их белого мира одерживал свою долгожданную победу.

Герман со своим отрядом стоял на вершине пологой скалы и с высоты наблюдал, как их воины теснили врага к уходящему в океан обрыву на краю материка, как тысячи и тысячи вражеских когорт уходящими за горизонт волнами смещались к обрыву и черным живым дождем падали вниз. Так гибло племя врагов, летя вдоль высоких каменных стен в бушующий океан навстречу смерти.

Бескрайние вдоль океана подножия скал были полем войны, а теперь полем их победы.

Бурлящее море никогда не знало такой добычи. Из мрачных глубин поднимались хищные твари - им предстоял невиданный пир. Живущая злобой и ненавистью орда пришла к концу своего существования. Их неисчислимая армада была разбита и погребена в темных глубинах бушующих волн. Их черные тела безжалостно поглощал холодный водоворот смерти.

Это была великая победа, равных которой не было в истории древних миров.

Уставшие, изможденные воины падали на горячие камни и вытирали о редкую среди скал траву багровые от крови мечи. Они лежали, раскинув руки, и смотрели на небо. Кто мог стоять - те, размахивая и поднимая к небу оружие, издавали неистовый крик - клич победы.

Черное воинство было разбито, их поредевшие ряды окончательно утратив способность к сопротивлению, сражены быстрыми и смертоносными мечами воинов-победителей. Остальные ушли вслед за упавшими в океан. Они уходили к своим черным богам в их черном небе. Их миру пришел конец.

Наступал новый рассвет, и новое утро, рождался новый день, который должен стать светлым, чистым и бесконечно радостным.

Они встречали его неистовым криком. И громогласный крик победы, отражаясь от скал, усиливался, сотрясая миры, пронзал пространство, чтобы достигнуть бесконечности и навсегда остаться в памяти грядущих эпох.

Рядом с Германом был его друг - рослый и сильный воин. Он был красив и статен, голубые глаза его горели огнем победы. Он сбросил с головы блестящий шлем, белокурые волосы развивались от горного ветра. Скрепленные кожей и кольчугой латы на нем, отражая солнце, ослепительно блестели. В могучей руке - огромный, сверкающий меч. Размахивая им и поднимая острым клинком в небо, он неистово и громко кричал о победе, он был похож на бога, - на бога, одержавшего свою главную и великую победу.

Остальные, кто мог стоять, окружили его и вздымали к небу свое оружие. Опираясь на меч и превозмогая боль, Герман поднялся с земли, из последних сил выпрямился и с громким криком вонзил свой клинок в небо.

Они сражались плечом к плечу. Их оружие и латы забрызганы кровью врагов. Это был их день. Это была их победа.

Скоро от берега потянулись длинные вереницы оставшихся в живых врагов. Это были пленные. Тяжело шагая, угрюмо шли они сопровождаемые ликующими воинами победителями. Обезоруженные и поверженные, сейчас они вызывали не страх и ненависть, а жалость и сочувствие. Черные спутанные волосы, широкие скуластые лица, грубая серая кожа и опустошенные глаза. Герман смотрел им в след и вспоминал то злое время, когда его народу приходилось жить в постоянном страхе; в состоянии вечной войны. Еще он думал о той новой и прекрасной жизни, которая ждет впереди.

Но внезапно его мысли прервались - его друг, лучезарный воин, похожий на белокурого бога, быстрым шагом подошел к веренице пленников и схватил одного из них. Он резко толкнул того в грудь и прижал упавшего ногой к земле. Стопа гиганта с силой прижимала грудь несчастного, удерживая его у земли. Затем он сделал два размашистых оборота огромным мечем и запустил его в небо. Меч, кружась и сверкая, взлетел ввысь и, застыв на мгновение в немыслимой вышине, устремился вниз. Белокурый гигант, продолжая удерживать пленного у земли, ловко перехватил рукоять приблизившегося меча и придав силу без того грозной мощи оружия, вонзил глубоко в грудь поверженного врага...

Удар. Кровь. Смерть...

Громкий хлопок в мозгу. Взрыв...

Яркая вспышка...

Герман проснулся. Это был сон. Прекрасный и светлый, но с внезапным, ужасающим финалом. Лежа в кровати, он чувствовал нарастающий звук ударов сердца. Быстрее потом, еще быстрее оно начинало свой безумный разгон. Частота и сила ударов нарастала безудержным темпом и, казалось - эта гонка в венах и рев пылающей мышцы в груди не прекратится никогда. Рваными ударами по телу распространился стреляющий пульс, и болезненным эхом пройдя по рукам и ногам, с силой ударил в мозг. Виски едва не лопались от напряжения. В глазах забегали яркие точки; стало трудно дышать - грудь изнутри разрывалась пульсирующей, рвущейся наружу болью.

Он встал с кровати и подошел к окну - за стеклом была глубокая ночь. Черное осеннее небо было чистым безоблачным. Мерцали редкие звезды, высокая луна светила в лицо. Он прислонился к холодному стеклу - вниз к подоконнику потекли струйки пота, холодные дорожки пробирались по спине и груди, сердце отказывалось успокаиваться, оно продолжало биться в неистовом ритме.



Олег Краянов

Отредактировано: 01.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться