Легенда забытого мира. Часть 1: Академия Энгельгардт

Размер шрифта: - +

Глава 5

Лиан настороженно икнул. Хлопнул глазами и икнул снова. Райна обеспокоенно заглянула ему в лицо и что-то спросила, но парень отрицательно мотнул головой. Она пожала плечами и сообщила, что пойдёт спать, утянула Лейка за собой. Лиан кивнул и, дождавшись, когда друзья уйдут, рассеянно опустился в кресло.

«Ну так что?» — явно веселясь, повторил голос, и парень вздрогнул, подавляя желание оглянуться — он был уверен, что прислуга не пустила бы никого незнакомого в дом. В голову тут же пришла мысль, что Эрберт незнакомцем в доме не стал, и Лиан все же украдкой оглядел гостиную.

— Ты кто? — ощущая себя неуютно, задал он вопрос в тишину.

Голос, совершенно не заботясь, как это слышится со стороны, снова хихикнул.

«Я — это ты», — сообщил он и замолк, словно пытаясь не расхохотаться.

— А ты — это я? — скептически передразнил невидимого собеседника Лиан и откинулся на спинку кресла. Задумчиво поворошив волосы рукой, он спросил дальше: — А имя у тебя… у меня… тьфу. Имя есть?

«Теоретически, придумать его должен мне ты, — поучительным тоном произнес голос. — Так что, вот тебе задачка на ночь».

Часы громко пробили десять вечера, и Лиан перевел взгляд на них. Мерно колыхался маятник, отбивая секунды, и в такт с ним заливалась короткой трелью механическая птица.

— Любопытно, — подвел итог парень. Происходящее стало казаться бредом возбужденного мозга, и поэтому парень решил игнорировать голос.

«Ты серьезно? — разочарованно вздохнул он. — Ты казался мне интереснее!»

Лиан поперхнулся, раздражённо поджал губы и встал с места. Через день предстояло заселиться в общежитие Академии, а значит, и потратить на это много сил. Тратить время на странный голос в голове просто не хотелось. Тем более, если этот голос отпускает странные шутки, переходящие в оскорбления.

«Ну, когда передумаешь, скажешь, — расстроенно попросил голос, и Лиану представилось, как размытая фигура пожимает плечами. — Ты, это, позови только, — как-то жалобно проговорил он и добавил: — Спокойной ночи».

Лиан замер на середине лестницы и внезапно ощутил себя виноватым. Вздохнув, он решил, что на сегодня достаточно новых знакомств и впечатлений, и, дойдя до своей комнаты, успел только подумать о том, что забыл убрать одолженную в библиотеке поместья книгу на место.

Спать хотелось так сильно, что едва Лиан успел положить голову на подушку, тут же погрузился в сон.
 

***



Райна взглядом критика осмотрела открывающееся перед ними пространство и уверенно ткнула пальцем в одну сторону, в то время как Лейк, принюхавшись, показывал в совершенно другую. Лиан послушал их препирательства пару минут, а потом вздохнул и отошёл к ближайшей лавочке — ещё во время въезда в город он заметил продающиеся тут и там карты Нариссы. В итоге они медленно продвигались в сторону нужного места, правда, в третьем направлении.

Когда на горизонте замаячило высокое здание Академии, все трое облегчённо вздохнули. Котомки с вещами неприятно оттягивали плечи, и хотелось поскорее их сбросить.

Господин Вархана, в качестве наставника, и Райна с Лейком в предыдущий день ездили на слушания. Там деканы факультетов оценивали новичков, смотрели на их возможности и делали свой выбор. Райна недовольно сообщила, что некоторым достаточно было сказать лишь своё имя, чтобы их взяли, и Лиан подумал, что взятничество, так гонимое обществом, в столице процветает.

Прощание с господином Варханой далось неожиданно тяжело: несмотря на то, что старика они так и не узнали поближе, он внезапно стал друзьям кем-то вроде отца. Казалось, он покорял своей ласковой улыбкой и прищуром хитрых глаз, и Лиан действительно не понимал, к чему в этом неловком общении старого поколения и нового он мог привязаться.

Ступая на подножку дилижанса, едущего в сторону портов, господин Вархана обернулся, потрепал стоящую ближе других Райну по голове. Произнес негромко:

— Вы вырастите прекрасными магами.

Быстро поднялся в экипаж, не прощаясь, закрыл дверцу и глухо крикнул кучеру ехать. Застучали по мостовой копыта, карета скрылась за поворотом, а растерянные молодые люди пустым взглядом провожали уехавшего наставника. На душе как-то потяжелело, но нужно было собирать вещи — предстояло заселяться в общежития Академии. Голос в голове больше не появлялся, и Лиан разрывался между благодарностью ему и осознанием, что это была галлюцинация. Когда он попытался все же разобраться и выбрать один вариант из двух, начала болеть голова, и парень пустил все на самотек.

Да и вообще, теперь перед друзьями стояла другая проблема. Нужно было найти здание Академии — туда и обратно, их сопровождал господин Вархана. Искать, правда, долго не пришлось: светящаяся надпись над неприметными воротами, явно оставленная с помощью магии, здорово им помогла. Строгая сухая старушка пристально посмотрела на них сквозь толстые стекла очков и распределила по принципу «мальчики налево, девочки направо». Райна неуверенно посмотрела на парней, но, повернувшись к своей стороне, увидела кого-то, с кем познакомилась в толпе перед экзаменом, и, крикнув: «Увидимся на ужине!», убежала вглубь обширного сада перед общежитием.

— Надеюсь, что с ней ничего не случится, — задумчиво произнёс Лейк, щурясь и глядя вслед ушедшей подруге.

— Как бы с нами ничего не случилось, — полушутливо ответил Батлер и первым зашагал к мужскому корпусу.

Там их ждало очередное разделение: бодрый голос из двери просил назвать своё имя, потом вещал, на какой этаж подниматься, и выдавал стакан с какой-то мутной зелёной жидкостью. Оказалось, что пока не сделаешь хоть один глоток, дверь не пропустит.

Лейк остался на первом этаже — ещё в поместье парни обсудили вопрос совместного заселения и пришли к соглашению, что вместе не уживутся. Зато предложил подселиться к себе Хенкель: как ученик, оставшийся на второй год, он продолжал занимать свою комнату. Он сознался, что из-за его характера с ним никто особо не общается, но Лиан пожал плечами и с удовольствием принял приглашение. Хенкель объяснил, как до него добраться — он жил на четвертом этаже, — так что Лиану предстоял подъем на самый верх здания. На стене висел указатель «магический подъёмник», но Лиан, воспитанный в суровых горных условиях, предпочел подняться самостоятельно.

В довольно просторном извилистом коридоре дверей было немного. Лиан надеялся, что это говорит о большом пространстве и в самих комнатах. На каждой двери или около неё висели таблички — с количеством мест и с именами проживающих. На некоторых просто было выведено большими красными буквами «Занято», на двух встретилось «Забронировано». Некоторые таблички пересекала одна или две желтые линии — наверное, это значило, что в комнате только один или два постояльца, а другие места свободны.

Лиан неторопливо прошёл к одной из дальних комнат — там красовалась только одна желтая полоса. По описаниям Хенкеля, его комната была где-то здесь. Лиан приготовился постучать.

Его отвлек скрип разъезжающих дверей: в конце коридора распахнулись двери, которые Лиан принял за вход в очередную комнату. Оттуда неспешно вышли трое. Двое громил, на лицах которых было написано, что они — дети богатых отцов, сразу представились Лиану недалёкими; на третьего, стоящего между другими, внимание обратить стоило.

Он был низким, жилистым, с мышино-серыми жидкими волосами и блёклыми глазами. У него были острые черты лица: хищный нос с узкими ноздрями, выступающие скулы. Создавалось ощущение, что этот незнакомец очень и очень опасен.

— Это моя комната, — негромко проговорил он. — Она занята.

— Прости, — Лиан вежливо кивнул, смотря оппоненту в глаза, отошел от дверей. — Я искал другую.

Незнакомец проявил странный интерес.

— Другую? — вопросительно протянул он. — Ты уже знаком здесь с кем-то?

Лиан коротко кивнул.

— Меня пригласил пожить у себя Хенкель Айзенштольц, — сочтя нужным пояснить, ответил парень и провернулся к противоположной двери. — Прости, мне пора.

Он успел лишь отвернуться от этих троих, как по его затылку прилетело чем-то тяжёлым. Лиан охнул, в оглушении согнул колени и грохнулся на пол. Спину обожгло нестерпимой болью, и парень глухо заорал. Кажется, ему «удалось» наткнуться на кого-то из своих сотоварищей по магии — в воздухе запахло нестерпимой гарью.

Дальнейшее происходило в бреду: пока Лиан, перевернувшись на бок, корчился от боли разъедающейся кожи, над ним пролетел знакомый силуэт. Хенкель смачно впечатал кулак в чью-то челюсть, с разворота врезал другому ногой в живот. Лиан, даже лежа в полусознательном состоянии, подумал, что ничем хорошим это не кончится, но Хенкель внезапно не стал трогать парня-предводителя, оставшегося стоять в стороне. Они пару секунд боролись взглядами, но Хенкель быстро перевел внимание на пострадавшего, ругнулся и легко, словно пушинку, поднял друга на руки. Лиану хотелось заорать — ощущение было таким, будто в спину воткнули раскалённые штыри.

— А ещё говорил, что это я лезу, куда не просят, — проворчал Хенкель, прежде чем Лиан окончательно потерял сознание от болевого шока.

Когда Лиан очнулся, по ощущениям был вечер. С тихим шелестом колыхались занавески приятного мятного цвета, дул прохладный ветер. В комнате было темно, а спина почему-то не болела. Лиан аккуратно перевернулся на бок, сполз с постели и улегся на пол, размышляя о смысле бытия. Хотелось есть и справить нужду.

Парень потянулся, отмечая небывалую тяжесть в мышцах, кряхтя, поднялся с холодных досок. Те даже не заскрипели, и Лиан отметил в уме этот плюс. Пространство немного двоилось, но найти ванную комнату это не помешало. Спустя пару минут Лиан уже смотрел на себя в зеркало, отмечая необыкновенную бледность и усталые глаза. Он вздохнул, зачесал пятернёй чёлку назад и опрокинул на голову ковш с холодной водой.

Бодрости прибавилось немного, но воодушевление почему-то умножилось в несколько раз. Лиан с глупой улыбкой оглядел комнату: две широкие кровати, стоящие у противоположных стен, большой шкаф из красного дерева и один длинный стол, наполовину уже заваленный вещами — перьями, книгами и пергаментом.

Великие боги, что же случилось? Лиан нахмурился, вспоминая, как вообще он сюда попал. Смутно вспомнился разговор с неизвестными ровесниками, обжигающая боль в спине и негромкий голос Райны над собой. Лиан мотнул головой, и голос Райны в воображении сменился голосом Хенкеля. Лиан запутался окончательно.

Внезапно послышался скрип открывающейся двери, и Лиан вздрогнул, поворачиваясь к звуку.

— Адепт Батлер? — негромко поинтересовалась та женщина с экзамена и с тихим стуком каблуков вошла в комнату. — Как вы себя чувствуете?

Лиан нахмурился и пожал плечами.

— Нормально.

Женщина, удовлетворившись односложным ответом, кивнула.

— А вы видели свою спину? — вкрадчиво задала вопрос она, забавно наклонив голову в сторону так, чтобы косичка у виска чуть качнулась.

Лиан поперхнулся.

— Простите? — переспросил он, подумав, что ослышался.

— Спину, — подтвердила опасения Лиана женщина и кивком указала на дверь в ванную. — Посмотрите. Лучше увидеть сразу, адепт Батлер.

Парень повел плечом и, стараясь не выражать мимикой свое сомнение, вернулся к зеркалу. Женщина тактично осталась ожидать в комнате.

Из ванной спустя пару минут послышалось емкое, чувственное ругательство.

Лиан, не веря своим глазам, смотрел в зеркало, кое-как изогнув шею.

На его спине неровными краями расползался огромный ужасающий шрам.

Такой мог быть только от ожога.



Нао Линтер

Отредактировано: 18.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться