Легенды Бронзового Века - 1

Размер шрифта: - +

Глава 4 Сон

В этом году весна в Месопотамии выдалась чрезмерно теплой, и предстоящее лето обещало быть соответствующе жарким. Уже с семи часов утра на берегах канала Арахту воцарился устойчивый зной. Но под безоблачным небом оставались еще места, над которыми жара была не властна. Спину Шалим – пали – Адада, который правил лодкой вдоль течения и строго по центру  канала, освежал легкий западный ветерок. Разумеется, ощущение свежести добавляла еще и близость воды. Идеальное место, где каждая клеточка организма призывает расслабиться, и получить удовольствие от всего: солнца, ветра, и вида открытого водного пространства, ограненного зеленью берегов. Шалим – пали – Адад наблюдал всю эту умиротворенную красоту, и одновременно с тем, как бы и не видел ее. Потому что сейчас его мысленный взор был обращен в бездну.

Рано, или поздно, мы все в нее заглядываем.

Критично тревожное состояние души Шалим – пали – Адада происходило по вине сразу нескольких причин. Самую главную из них являл собой факт неожиданного появления на среднем Евфрате большой армии никогда ранее не виданных здесь чужеземцев. Поскольку во время выполняемой сейчас миссии существовал риск быть перехваченным людьми противника, Шалим – пали – Адад не вез с собой никаких писем. Текст послания он выучил наизусть. Если к вверенной ему информации добавить личные наблюдения последних дней, то становится очевидным, что от берегов среднего Евфрата пламя войны непредсказуемо скоро распространится на все Южное Междуречье. Собственно, надо полагать, именно ради того ее и начинали. Если вторжение окажется удачным, власть преемников Хаммурапи, которая и так в последние времена с превеликим трудом справлялась с поддержанием законности и правопорядка на подконтрольных территориях, может в одночасье рухнуть. Если честно, Шалим – пали – Адада не сильно тревожила судьба членов правящей в Вавилоне семьи. Но вместе с тем он не мог не понимать, что свержение гегемонии Вавилона в нынешнем и без того беспокойном мире наверняка спровоцирует правовой и экономический хаос. Одни потеряют имущество, другие свободу, третьи – жизнь.

На фоне таких размышлений мужчине казалось, что течение слишком медленно влекло за собой лодку, и время от времени он нетерпеливо подгребал веслом.

На берегах канала следы чужеземного присутствия пока не были видны, но рыбак был уверен, что очень скоро они проявятся. Через день, два, или три. Успеют ли власти мобилизовать войска для защиты этого рая? Что-то внутри Шалим – пали – Адада подсказывало, что нет, не успеют. В один прекрасный день соломенные крыши всех увиденных на берегу глинобитных мазанок запылают, как факелы. Но бог с ними, с мазанками. Что станет с людьми? Шалим – пали – Адад подумал, что даже если он станет предупреждать криками каждого встречного о надвигающейся опасности, это все равно ни к чему хорошему не приведет. Сам же он только потеряет драгоценное время на разговоры и, вероятнее всего, провалит свое задание.

Неожиданно русло канала по широкой дуге свернуло на Юг. По обоим его берегам море ухоженных плантаций, затопивших все пространство вокруг редких островков в виде провинциальных деревень, стало все настойчивее уступать место постройкам усадебного типа. Их общий вид заметно отличался от царства обитания сельских общин. Шалим – пали – Адад никогда не бывал в этих краях. Однако опыт ему подсказывал: столь плотная застройка может встречаться лишь в предместьях больших городов.

- Вавилон! – Констатировал рыбак.

Через некоторое время по левому борту его лодка миновала широкий искусственный водоем, уходивший в направлении куда-то строго на восток. Должно быть, это старый канал Куфы. Теперь следует ожидать, когда впереди замаячат выходящие к реке укрепления столицы. Когда они станут видны, следуя совету Убалиссу – Мардука, разумнее всего будет причалить к левому берегу в предполагаемой средней точке между крепостною стеной и ответвлением только что оставленного за спиной канала. Так Шалим – пали – Адад и сделал. Вскоре он оценил данный ему совет: выбор места высадки оказался вблизи самой удобной точки для входа в город со стороны реки.

Спустя пол часа Шалим – пали – Адад безо всяких препятствий прошел под аркой ворот Иштар и направил стопы по знаменитой на все царство  улице Процессий. Для новичка, которому требовалось попасть к порталу административного комплекса столицы, это были два самых надежных и взаимно связанных ориентира. По утрам прибывавшие в Вавилон религиозные паломники обычно скапливались перед воротами Иштар. Здесь местные стражники обычно разбивали их на отдельные группы, которые с небольшими интервалами пропускали внутрь города. Двигаясь по улице Процессий, и оставив по правую руку спрятанный за высокой крепостною стеной дворец правителя, паломники пересекали Кандигирру. Дальше, перейдя по мосту канал Либиль – хегалла,  они попадали в район Эриду. Кандигирра и Эриду - древнейшие районы города. Если верить народной молве, их летоисчисление велось еще в эпоху прославленного Гильгамеша. Из рассказов бывавших здесь людей рыбак знал, что в Кандигирре располагались кварталы знати и дворец правителя. В границах же Эриду возвышались храмы Эсагила и Этеменанки, важнейшие культовые сооружения вавилонской державы. Шалим – пали – Адад почему-то подумал, что в город под личиной паломников могут довольно легко проникать шпионы. Интересно знать, что думает по этому поводу местная власть? Ладно, это не его дело. После выполнения миссии он обязательно почтит своим посещением обе святыни.

Прогнав преждевременные мысли о паломничестве, рыбак вспомнил напутствие Убалиссу – Мардука:



Марк Оман

Отредактировано: 29.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться