Легенды Бронзового Века - 3

Размер шрифта: - +

Глава 3 От Кермы до Донголы

Во второй половине следующего дня худощавый мальчишка из племени местных блеммиев прибежал к Западной Дефуффе (укрепленный храмовый комплекс в Керме - прим. авт.), и принялся настойчиво колотить камнем в медную пластину обивки ворот.

- Чего тебе надо? – Спросил строгий голос изнутри двора.

- Мне велено сообщить, что из пустыни со стороны, где восходит солнце, к городу движется армия египтян!

Эту новость срочно передали вождю местных нехсиу, Ишшиаку. После переворота предводитель мятежников поставил его на должность администратора в столице. Услышав, что египтяне приближаются к Керме, он лишь беспомощно рассмеялся: гарнизон столицы сейчас представляло два десятка таких же престарелых калек, как и он сам. Да и те были большей частью сосредоточены в районе Дефуффы для охраны ее внутреннего убранства от местных воришек. Все воины, каких сумел собрать вокруг себя Ападемак, пребывали сейчас в засаде по обеим сторонам тропы, от движения по которой так настойчиво предостерегал своего правителя военачальник Амепемхеб.

Администратор Дефуффы отправил через западные ворота к Ападемаку бегуна с вестью, что в город входят египтяне. Что ж, на том его долг исполнен.

Через полтора – два часа авангард египетского царя подошел с востока к кушитской столице, и обнаружил, что ее крепостные ворота открыты настежь. Следопыты Маху, а за ними и солдаты под штандартами - уарет из корпуса Минмесу, словно приглашенные гости, вошли в город.

На следующий день Маху по повелению Тутмоса призвал к себе Ишшиака.

- Царю известно, что ты поставлен Ападемаком главой администрации в Керме, а все твои сыновья прислуживают главному мятежнику. За пособничество врагу тебя следовало примерно наказать, но помня о проявленном вчера тобою благоразумии, правитель решил проявить милосердие. Если твои сыновья окажутся такими же смышлеными, как и их отец, и до решающего сражения с правительственными войсками отложатся от мятежников, им, как и любому, кто так поступит, будет даровано прощение.

Весть о том, что древняя столица нубийских царей без боя упала в руки египтян, а вождь мятежников оказался в дураках, теперь гуляла среди саванн. В его армии началось дезертирство. Догадки фараона и его офицеров о том, что на одном из наиболее удобных участков старого маршрута к Керме им обязательно устроят ловушку, были верны. Как выяснилось позже, там их тогда поджидали 12 тысяч копейщиков и 14 тысяч стрелков.

Ападемак опирался не только на племена, проживавшие в оазисах, лепившихся к нильским берегам. Помимо племен Нубийской пустыни он мог опираться на народы, населявшие саванны, простиравшиеся в сторону Кордофана, и быть может, даже окраины плато Дарфур. По первому его требованию скотоводческий рай был готов предоставить для прокорма войск десятки тысяч голов крупного рогатого скота, не считая многотысячные отары овец, и коз. Выход к тропическим джунглям Центральной Африки давал Ападемаку возможность поставлять в Египет неограниченное количество слоновой кости. В разгар конфликта говорить о торговле не приходится, но все богатства Юга, которые перепадали тем, или иным путем в руки египтян – жалкие слезы по сравнению с тем, что оседало в нубийской Ойкумене.

В первые дни все ожидали, что после виртуозно проделанного египтянами захвата нубийской столицы мятежники непременно постараются взять реванш. Если исходить из логических соображений, Ападемаку было крайне необходимо восстановить в глазах местных лидеров подпорченный имидж. Если он проглотит пилюлю, откликнувшиеся на его призыв к возрождению кушитского царства вожди и их воины начнут разбегаться. Кто захочет терпеть над собой власть неудачника?

На свою беду Ападемак не догадывался, что в эти такие непростые для него дни египтяне тоже могли пребывать в затруднительном положении. Через день, максимум два выданный армии еще в старом лагере паек грозил быть съеденным, и тогда для прокорма солдат волей – неволей придется изымать продовольствие у местного населения. Однажды при разговоре с отцом это бесхитростно предложил сделать Менхеперра.

- Самый легкий способ. – Сказал фараон. - Но он неизбежно приведет к новым вспышкам ненависти среди туземцев. А у меня большие планы на этот край.

Помолчав, он добавил:

- Очень надеюсь, что до поборов с мирных граждан дело не дойдет. Не сегодня – завтра к Керме должна подойти флотилия маломерных кораблей.

Менхеперра сразу вспомнил, как еще пару недель назад «царский сын Куша» привел к старому лагерю из Элефантины целую армаду речных малюток. Между офицерами тогда даже ходили разговоры: не задумал ли фараон при их помощи перебрасывать армию через III порог?

В те дни Аменемнеху клялся правителю, что в условиях пика половодья с их помощью провезет продовольствие через пороги:

- Большие корабли там не пройдут. Но капитаны маленьких судов берутся без балласта, и при условии укомплектованности командами опытных гребцов преодолеть опасные места. Потом на лодках поменьше мы тем же путем перебросим на них мешки с продовольствием, и пойдем к Керме. Дело канительное, и за большие объемы обещать не берусь, но до начала спада воды армия голодать не будет.

- А мне больше времени и не потребуется! – Отвечал ему царь.

Замысел был интересный, но уж очень много было в нем неизвестных: достаточно ли высоко на реке поднимется уровень воды, и с какой стороны подует ветер? Не исключено, что в самый ответственный момент район могла на целую неделю накрыть пылевая буря. Последний расклад – самый нежелательный, поскольку надолго запрет флотилию Аменемнеху на стоянке. Тогда египетскому корпусу придется рассчитывать только на себя.



Марк Оман

Отредактировано: 15.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться