Легенды Бронзового Века - 3

Размер шрифта: - +

Глава 4 Ловушка для Ападемака

На удивление многих офицеров вторая ночевка египетской армии под открытым небом прошла спокойно. Видимо, претерпев неудачу в первом ночном нападении, кушиты решили отказаться от атак под покровом темноты.

Когда стало светлеть, Тутмос приказал поднимать солдат, и до девяти часов утра его войско по холодку преодолело около двадцати пяти километров пути. К этому времени отряд маджаев под началом Маху был уже на подходе к точке съезда с моста, связывающего сейчас город Донголу с правым берегом Нила. Ширина русла здесь не превышала 700 метров; несмотря на большое расстояние и висевшее над Нилом от водных испарений тонкое марево, противоположный берег просматривался довольно сносно. На фоне прямоугольных лоскутов обработанных полей копошились фигурки земледельцев. «Словно муравьи» – подумал Маху. Им ничем не угрожало движение увиденных на противоположном берегу египтян, однако, крестьяне вскоре побросали свои мотыги, и спешно ретировались в сторону видневшегося вдалеке поселка. Очевидно, примутся уводить свои семьи на запад, вглубь материка.

Чуть в стороне от поселка в прибрежных зарослях суетились фигурки еще нескольких человек. Очевидно, стоя на плоту, они лихорадочно орудовали шестами.

«Нужны вы нам!» - подумал Маху и перевел взгляд на восточный горизонт. От берега в том направлении простиралось пустынное пространство с частыми выходами на песчаную поверхность базальтовых пород. Если повернуться спиной к Нилу, и пройти в восточном направлении около километра – двух, глазам предстанет относительно узкая, неглубокая, и тянущаяся параллельно речному руслу пологая низменность. Для любого, кто окажется здесь впервые, это незначительное понижение рельефа на востоке будет сокрыто от глаз. Генерал маджаев не был в этих краях новичком, так как двадцать семь лет назад в чине командира отряда уарет принимал участие в совместном нубийском походе царицы Хатшепсут и уже начинавшего входить в силу нынешнего фараона. И Тутмос, и Маху, и добрая треть побывавших здесь раньше египетских офицеров помнили: это единственно возможное место, где можно тайно приготовить войска в ожидании идущих по берегу египтян.

Прошлая кампания была направлена против претендовавшего тогда на Керму нубийского лидера и отца Ападемака, объявившего себя царем Южной Страны. Несмотря на то, что в свое время солдаты Тутмоса I продвинулись далеко за IV нильский порог, долго контролировать большинство из оставленных за их спинами территорий не представлялось никакой возможности. Египетская армия пришла, нагнала страху на разбежавшееся туземное войско, и… вернулась восвояси. Тутмос только смог оставить большой гарнизон в захваченной Керме. Кушитское царство потеряло тогда своего старого царя и столицу с прилегающими к ней районами, но не перестало существовать. Правда, это было существование во много урезанном масштабе. Южная Страна была лишь маленькой частью необъятного дикого мира. Этот мир жил по своим законам уже не одну тысячу лет. Что решал факт кратковременного появления здесь египтян?

Кушитские номады, все богатство которых заключено в их стадах, с незапамятных времен проводили жизнь в сезонных челночных путешествиях между саваннами и вади. Иногда они пересекались с туземными жителями отдаленных областей, занятыми исключительно охотой. И чем богаче становился уходящей вглубь континента животный и растительный мир, тем слабее был уровень организации проживавших там племен.

По сохранившимся легендам тот мир настолько обширен и сказочно богат, что проникшим туда путешественникам иногда приходится уступать дорогу многотысячным стадам слонов, диких антилоп, и полосатых ориксов неописуемой красоты. Часто сообщества тех, или иных животных бывают настолько многочисленны, что их стада порой заслоняют весь горизонт. Здесь опасно ходить в одиночку, так как громадные скопления травоядных всегда сопровождают многочисленные семьи львов, гиен, и шакалов. Местные племена уподобляются этим хищникам. Их основное занятие – охота и собирательство. Людям, которые легко могут прокормить себя охотой, нет смысла обременять себя выпасом скота, или заниматься земледелием. Они не строят стационарных жилищ, их вожаки не заботятся о создании запасов впрок, так как их люди всегда сыты. Завидев приближение незнакомых людей, они, как животные, всегда убегают вглубь материка.

Подобные картины не поддаются воображению цивилизованного человека, а удаленность от границ Куша, и тем более Египта этих сказочных миров – верная порука тому, что никто, и никогда не в состоянии их подчинить. Из пересказов предков Маху не раз слышал, что правители Южной Страны неоднократно снаряжали в зоны африканских саванн военные экспедиции, но ни одна из них так и не возымела успеха.

«Интересно – подумал Маху – как долго продлится, и чем закончится наш нынешний вояж?»

От места, где он сейчас находился, 27 лет назад армия Тутмоса и царицы Хатшепсут продвинулась по безжизненно пустынному берегу реки на расстояние двух дневных переходов. Тогда за бесперспективностью дальнейшей гонки за разбежавшимися по пустыне кушитами, им пришлось повернуть назад. Сейчас фараон учел прошлые ошибки, и с помощью флотилии Аманемнеху перебрасывает провиант по воде.

Сегодня пройдено немало, и уже можно было смело остановиться на отдых. Начальник маджаев послал к фараону бегуна, который сообщал: впереди разведчики обнаружили небольшую рощицу пальм.

- Если будет угодно господину, там и устроим привал.

Солнце уже начинало ощутимо припекать. Пора было дать воинам отдохнуть, но Тутмос решил пройти до обещанного Маху места.



Марк Оман

Отредактировано: 15.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться