Легенды Бронзового Века - 3

Размер шрифта: - +

Глава 5 Бегите дальше!

Со своего возвышения Тутмос наблюдал за сражением, вертя головой то вправо, то влево. Чаще – вправо, где сражался с нилотами полк Минмесу. Высвободившаяся при первом столкновении энергия ядра нилотов ушла на образование разрыва в строе египтян. Однако благодаря своевременной переброске на правый фланг из корпуса Аамеса двух подразделений уарет с хопешами, ватага ведомых Апселтой воинов так и не смогла развить свой первый успех. Многие из них уже начинали понимать, что оказались перед невыполнимой задачей. Героизм, и мужество здесь столкнулись с доведенной до совершенства тактикой ведения боя египетских боевых единиц. Никакого героизма: лишь холодное упорство солдат, помноженное на опыт их командиров. Будь у Апселты время для анализа сложившейся ситуации, он бы согласился, что в момент, когда повел своих воинов в атаку, уподобился азартному игроку во время метания костей. Как и выпущенными из рук камнями, о возможности управлять в процессе схватки жителями южных болот не могло быть и речи. Поведение же солдат неприятеля скорее походило на системное взаимодействие ловких охотников во время поимки разъяренного барса. На этом преимущество египтян не исчерпывалось: вскоре застрельщики - маджаи под началом генерала Маху почти вплотную подошли к линии тяжелых пехотинцев, и начали с близкого расстояния засыпать дротиками и стрелами кушитских солдат. При таком подходе даже издалека Тутмос мог видеть, как фронт на правом фланге начал стремительно выравниваться, а вместе с тем стал ослабевать и напор нилотов. Теперь тысячный корпус Минмесу в компании с четырьмя сотнями явившихся на помощь пехотинцев из полка Аамеса и при поддержке маджаев Маху уверенно сдерживал отряд численно превосходящего противника под началом Апселты. Предводитель – гигант, равно, как и его воины в первых рядах, уже начинали уставать. Их тяжелые палицы, утыканные в верхней части кусками обсидиана, представляли в бою большую угрозу, однако по быстродействию уступали египетскому хопешу или копью.

К этому времени шесть сотен отозванных с левого фланга топорников приблизились к правому флангу. По приказу генерала Нибиру командование над ними было временно возложено на Дуау, который в свою очередь передал начало над уарет своему заместителю. Пройдя чуть больше километра, он остановил свои шеренги в двадцати шагах позади маджаев Маху, занимавшихся обстрелом нилотов Апселты из-за спин солдат Минмесу. Обнаружив, что правый фланг успешно справляется с удержанием позиций, Дуау усомнился в целесообразности предстоящей атаки. Ситуация выправилась, имеет ли смысл здесь связывать боем его солдат? До конца сражения еще далеко, очень возможно, фараон найдет применение его молодцам в другом месте. Дуау посмотрел в сторону царского штандарта, и увидел спешивших в его сторону двух «спутников правителя»,  между которыми  выдерживался интервал в пятьдесят шагов. Тот, что вырвался вперед, что есть силы, размахивал руками.

- Отмена приказа! – Криком возвестил он. – Все на новую позицию, за мной! Быстро!

Выкрикнув эти слова, привилегированный гонец развернулся, и устремился в направлении, где левое крыло корпуса Минмесу соединялось с правым флангом основного фронта, обращенного на восток. Как раз напротив недавно ослабленного участка в полку Аамеса.

Дуау обратился к своим бегунам, набранным из маджаев:

- Приказ «носителям штандартов»: все за мной!

Нарочные полетели исполнять приказ.    

Пока младшие офицеры разворачивали свои подразделения вслед за начальником, Дуау догнал «спутника правителя», благо тот отбежал всего лишь, где-то на 130 – 150 шагов. Тот указал направление, и короткими фразами уточнил задачу:

- На этом направлении формируешь своих людей в общую колонну по двенадцать в ряд! Построились, и сразу – вперед! Пробьете оборону, и сразу развернешь шесть рядов налево, другую половину колонны – направо! Постарайся расширить прорыв, что бы внутри образовался коридор. По нему в тыл кушитам пройдут маджаи. Все ясно?

- Ясно!

  Ознакомив с инструкциями подчиненных «держателей штандартов», Дуау по обыкновению обозрел, что творится сзади, и по бокам от его порядков. Исходя из того, что Маху пристраивался со своими поредевшими маджаями в хвосте его сдвоенной колонны, второй «спутник правителя» был направлен именно к нему. Птахмес понял, что задумал фараон, и это ему понравилось.

Когда солдаты построились, Дуау прошел вдоль бока своей колонны к ее голове. По идее было бы нелишним предупредить о предстоящем прорыве командира подразделения – уарет, руководившего участком фронта на этом участке. Отыскать его было легко – неотступно за таким начальником всегда следовал ветеран, державший высоко над головой поднятый  штандарт. Командира звали Хени. Такого ранга начальники в египетской армии знали друг друга поименно, и в лицо.

- Было бы хорошо освободить для моих топорников дорогу! – Прокричал ему на ухо Дуау.

Тот лишь отрицательно замотал головой.

- Во время столкновения разорвать строй? Как ты себе это представляешь?

- Потому и спрашиваю, что - никак!

В это мгновение в шею стоявшего рядом с ними держателя штандарта угодила стрела, и тот стал медленно заваливаться назад. Дуау машинально поддержал его тело, а командир уарет вырвал из рук раненого древко военного значка.

- Один человек ко мне! – Прокричал он своим подчиненным, и когда ближайший из солдат подоспел, передал ему штандарт. Потом помог Дуау оттащить назад своего знаменосца, и уложить его на землю.



Марк Оман

Отредактировано: 15.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться