Легенды Долл-Вейда. Книга первая

Размер шрифта: - +

Глава 1

 

О судьбоносной встрече и последующем знакомстве двух отчаянных героев, а также о величайшем похищении в истории Долл-Вейда.

 

            Он отпил прямо из бутыли и откинулся на спинку стула, прищурив глаза от удовольствия. Как бы не ощущая на себе пытливых взглядов окружающих, молодой странник вытянул ноги вперед, устраиваясь за столом поудобнее.

            Для трактира сцена была вполне обычной, но, пожалуй,  этот тип выглядел самым примечательным среди постояльцев. А постояльцы здесь были, прямо сказать, очень даже непростые: заведение называлось «Проломленный череп» и имело гремучую славу самого опасного из злачных мест города, ибо его облюбовали воры, грабители и душегубы всех разновидностей и классов, чувствуя себя здесь как рыба в воде. Хотя странника это нисколько не смущало. Он и сам остановился тут, на перепутье, чтобы затаиться от возможных преследователей, перевести дух и решить, что делать и куда податься в дальнейшем: в карабских трактирах всегда ходило целое море разнообразных сведений, из которых можно было выудить что-нибудь полезное для себя.

            На фоне здешней публики незнакомец выглядел сущим дикарем, словно только что спустился с гор или вышел из дремучего леса: одет в серые штаны из шерсти, перетянутые у пояса тонким ремнем, на котором у левого бедра висели ножны с широким, тяжелым горским ножом, а справа, в кожаных же ножнах, парой стальных колец прикрепленных к ремню, покоился длинный прямой меч. Ноги были обуты в легкие сапоги, отороченные лисьим мехом, а завершала наряд серая льняная рубаха с длинными рукавами. Кроме того, нисколько не таясь, в столице чужого королевства иноземец не расставался со своими варварскими амулетами и носил их на виду: массивный железный обруч, покрытый выгравированными на нем письменами, сверкал на лбу, охватывая буйную гриву незнакомца, а на груди красовался обережный знак в виде колеса с вправленной в него фигуркой перевернутого молота. Такие знаки носили на себе воины-волхвы Зачарованного Беловодья, далекого и загадочного края, почти сказочного для жителей Пеллиана. Чужеземец же, белой вороной выделявшийся среди окружающих, происходил из большого беловодского племени вендов. Его от природы красиво вылепленное лицо заметно выделялось среди прочих трактирных постояльцев. Прямой нос, резко очерченные скулы, выдающийся вперед подбородок – такой портрет давал знать о норовистом, волевом характере. Пронзительно-синие, словно небеса, глаза так и обдавали ледяным холодом нездешних зим. Густые русые волосы спадали на плечи неровными космами.

            Звали чужака по-беловодски Буривоем, и в свои двадцать с небольшим этот парень пережил немало лишений и невзгод, сохранив, однако, некий внутренний свет в своей душе, что еще больше делало его непохожим на окружающих. Этим качеством он был обязан, пожалуй, своим пращурам, а вот прекрасно развитые мышцы достались ему в тяжкие годы плена, когда он, закованный в цепи, работал на Фелисарских каменоломнях, о чем еще долго будут напоминать круглые следы оков на запястьях, скрытые от посторонних глаз кожаными браслетами со стальными набивками. Удавшийся месяц назад отчаянный побег положил рабству конец, и сейчас, сидя с мечом убитого стражника у пояса и с полупустой бутылью вина в руке, беглому пленнику не хотелось вспоминать о тех мрачных днях, что остались позади.

            Разговоры... Сквозь смех и веселую музыку они звучали повсюду, и молодой венд непроизвольно вслушался в один из них.

            - Пей до дна, Мясник! Помянем Ингвара Золотые Пальцы, самого безрассудного из мастеров нашего Общества! - донеслось до венда. – За один только свой гонор он достоин поминовения.

            - А чего там с ним стряслось? – в тон первому спросил второй голос прямо за спиной Буривоя, и венд насторожился, уже намеренно слушая беседу, заинтересовавшую его своим началом.

            - Бедняга Ингвар любил ставить перед собой недосягаемые цели, тянулся за славой лучшего мастера в Обществе и неделю назад вызвался на спор в одиночку выкрасть главную драгоценность Короля-Воина – Камень Саабы...

            - Камень...?!

            - Да-да, Мясник, тот самый. Сказывают, что этот талисман — источник могущества нашего владыки. Я в эти сказочки не верю и думаю, что это просто символ королевской власти. Но, как ни крути, он чрезвычайно дорог нашему правителю.  Ни один разумный вор и помыслить бы о такой краже не посмел, а этот сумасброд Ингвар удумал стянуть Камень прямо из-под носа Короля-Воина и через неделю подать Обществу весть о себе с доказательствами своего подвига. Парень был настроен серьезно, но срок вышел, а никаких известий от него нет. Значит, бедняга пал жертвой собственного безрассудства – оцени, Мясник, как я красиво сказал! Так давай же выпьем за упокой его души: вором он был и правда ловким, хотя любил потрепаться да приврать на каждом шагу.

            Слушая говорившего, Буривой все более менялся в лице, словно взвешивая какие-то «за» и «против». Когда же решение было принято, он встал со своего места.



Khoel

Отредактировано: 17.05.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться