Легенды Пятиречья

Размер шрифта: - +

Глава 11. Двое на крыше

Утро было сухим. Особенно во рту. Вот теперь она поняла, зачем нужен сботыш. При всем его мерзком вкусе и послевкусии он отлично утолял жажду. Голова немного болела, и думать было тяжело.

Когда сботыш кончился, пришло время приводить себя в порядок. Тоня помогла ей умыться и переодеться, но все время молчала и как-то странно на нее посматривала.

- Что? - не выдержала Томи.

- А? Ничего. Так.

- Нет уж, ты говори.

- Да я просто... Я думала, вы только с нами ведете себя так... свободно, а вы, оказывается, со всеми так. Если б сама не увидела, в жизни бы не поверила, что господин вас, извините за слово, пьяную на руках до кровати нес.

- Хочешь сказать, если б он позвал толпу слуг, и они заносили бы меня все вместе, было бы лучше?

- Нет, но... Он вас так аккуратно нес, заботливо. Да и потом... Вы напросились с ним на прогулку, а он согласился. Хотя вполне мог отказать. И должен был отказать, раз уж на то пошло, после такой... - Тоня замялась.

- Ну, договаривай, я не кусаюсь.

- ...выходки, - сказала Тоня и покраснела. - Кстати, Верген уже заходил, звал на завтрак, но я сказала, что вы еще спите, и завтрак принесли сюда.

- Вот и замечательно. Не хочу никуда идти.

- Разве вы не хотели бы завтракать в обществе господина Амаддариэла?

- Вот еще. Опять думать, в какой руке нож, а в какой вилка.

- Но мне показалось, что вы... что он...

- Тоня, либо говори, либо молчи. Что ты все время начинаешь предложение и не заканчиваешь? Раздражает зверски. Ну, что ты там хотела сказать?

- Мне показалось, что он вам нравится, - тихо ответила Тоня.

- Ты нас еще пожени, - предложила Томи, снимая салфетку с подноса с едой.

- Почему бы и нет, - еще понизила голос Тоня, словно от того, насколько тихо она это скажет, зависела степень дерзости.

- Во-первых, - начала Томи, принимаясь за салат, - он аристократ, а я родом из канавы. Во-вторых, он вамп... э-э, как там... носферату, а я... в общем, другая. В-третьих, мне здесь будет скучно. В-четвертых, людям это не понравится. Ну и наконец, я просто не хочу замуж! И почему все так упорно пытаются меня туда выдать?

- Жаль. Была бы очень необычная пара. Вы такие разные и такие похожие. И это было бы так символично.

- Тонь, хочешь замуж - иди, а меня не уговаривай.

Тоня замолчала и мечтательно вздохнула, что не укрылось от госпожи.

- А ты ведь за этим приехала в Ламнискату, верно?

- Нет! - чересчур поспешно ответила Тоня.

- За этим, за этим, - улыбнулась госпожа. - А ну, признавайся, ты ехала посмотреть на парад женихов, да?

- Ну, может быть. Немножечко.

- Давай, рассказывай.

- Что рассказывать? - Тоня притворилась, что чистит обувь госпожи, хотя та и так была чистая.

- Рассказывай, за кем ты проехала полстраны. Парад женихов и в Элагиеве проходит. Это не Тамиладу, ты не знала, что он сюда едет. И не Тирра, ты с ним не знакома была. Уж не Амаддариэлу ли ты решила цветок в косу вплести?

- Ой, да ну что вы? Разве я могу? У меня отец - виноторговец. Разве может дочка лавочника выйти замуж за правителя?

- Брось. Я так поняла, этот ваш парад женихов ни к чему не обязывает. Ну, подумаешь, вплетешь ты Амаддариэлу цветок в волосы. Не захочет, так не женится. Зато сколько воспоминаний! Так это он тебе нравится?

- Нет, не он.

- Ага, значит кто-то конкретный! - поймала ее Томи и радостно потерла руки. - Давай, говори.

- Ну... зачем? Я же все равно не выйду к ним. Я... только посмотреть.

- Тоня! Нельзя же быть такой трусихой! Как это - только посмотреть? Непременно выйди и вплети. Он хоть знает, что нравится тебе?

- Н...нет.

- Вот видишь! Обязательно отдай ему цветок. Иначе у тебя никаких шансов.

- У меня и так никаких шансов, - вздохнула Тоня.

- Неправда! Ты очень симпатичная: и лицо у тебя чистенькое, и глаза большие, и фигурка ничего.

- Да ну что вы, - отмахнулась Тоня. - У меня губы, как у лягушки, глаза навыпучку, волосы прямые, как палки, ни одной кудряшечки, а еще я тощая!

- Это ты-то тощая? Выходит, я по вашим меркам и вовсе скелетина.

- Ну... вы другая, вам можно.

- И что, так и будешь вечно сидеть в углу и жаловаться на жизнь? Ты этого хочешь - увидеть, как твой суженый женится на другой? Вечно жить со своим отцом и жалеть себя?

- Н-н-нет.

- Тогда прекрати распускать нюни, улыбнись и пойди на этот чертов парад.

- Я боюсь.



Екатерина Бунькова

Отредактировано: 17.10.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться