Легенды Пятиречья

Размер шрифта: - +

Глава 20. Совет правителей

Светало. В доме Амаддариэла подали завтрак, но к столу явились только стражи и слуги.

Из комнаты Томи не доносилось ни звука. Лаони сидел у изголовья и держал девушку за руку, Марк жалко свернулся у нее в ногах, Амаддариэл стоял у окна.

- Разбудить ее? - спросил Лаони. Амаддариэл обернулся, оглядел бледное лицо спящей, ее всклокоченные волосы, синеватого оттенка губы и вздувшиеся на руках вены и отрицательно покачал головой.

- Но Совет уже через два часа, - напомнил эльв. Амаддариэл молча подошел с другой стороны кровати и погладил холодные пальцы Томи.

- Это я виноват. Не уследил за ней, - сказал он.

- Ничего, господин. Никто, кроме Талатоса, не знает, кто она такая. Ее вчерашнюю выходку никто и не запомнит.

- Какая разница, запомнят или нет. Я виноват, что допустил это.

- Не думаю, что Томи будет вас за это винить.

Амаддариэл тяжело вздохнул и поднялся.

- Пойдем, Лаони. Нам пора в дом совещаний. Марк присмотрит за ней.

Полуэльв кивнул.

 

Ослепительно-свежий снег укрывал предгорья Серых хребтов. Навья, северный приток Элвы, никак не желала покрываться льдом и чернела меж двух пушистых берегов, постепенно давая крюк в сторону Тола-Вилсы. Лошади потряхивали гривами и уверенно тянули обоз по подмерзшей дороге. Тирра зевнул и тряхнул головой, прогоняя сон. Винсент выглядел нервным и подавленным.

- Да ты, никак, передумал? - усмехнулся Тирра, глядя на его бледное лицо.

Винсент замотал головой.

До Тола-Вилсы оставалось совсем немного - какой-то час, может, два часа пути - и ему нестерпимо хотелось повернуть назад, в Тэллу, к родным стенам, привычным лицам друзей. Впереди его ждал город эльвов - чужой и неприветливый. И Винсенту не хотелось ехать туда без Томи. Вот уже потянулись одна за другой деревеньки, вот показался вдали сам город. Если бы не Тирра, он бы повернул назад.

В город они въехали к полудню, когда ярмарка уже развернулась вовсю. Прошли серьезный досмотр, но пошлину, как с других чужестранцев, с них не взяли: Тирра заявил, что шкуры - его собственность, а полуэльвы только помогают в доставке. Винсент скрипнул зубами, но возражать не стал: платить пошлину было нечем. Потом они с трудом пробирались по центральной улице к торговой площади, обращая на себя всеобщее внимание: горожане давно смирились с тем, что в Тэлле теперь живут полуэльвы, но никто не ожидал, что они заявятся в Элву, да еще и в таком количестве. Их провожали едкими взглядами, и Винсенту казалось, что все вокруг просто утыкано яркими голубыми точками.

О местечке для полуэльвов Тирра позаботился заранее: знакомый купец придержал закуток на окраине площади. Там они и разместились, разложив товар прямо на санях. Оказавшиеся по соседству торговцы сначала оглядывались на них, но через пару часов притерпелись. Покупателей возле чужаков все равно не было: эльвы обходили их товар по широкому полукругу.

- А я тебе говорил, - ворчал Винсент. - Зачем мы только сюда приперлись? Пялятся все, кому не лень, будто я циркач какой-нибудь.

- Надень поглубже шапку на свои перья и прищурь черный глаз - авось, решат, что ты окосевший эльв.

- Ну, спасибо! Утешил.

- Да не за что, - улыбнулся Тирра, вольготно развалившийся на шкурах, и принялся жевать пирог с клюквой. Мимо прошла миловидная девушка. Тирра лихо подмигнул ей, а девушка захихикала и убежала.

- Слушай, поехали уже домой, - наконец взмолился Винсент. - Ну что мы тут забыли?

- Подожди, еще не вечер.

- Чего ждать-то? К нам даже никто не подходит.

- Еще бы. Они вас боятся.

- Они? Нас? Да это мы их боимся. Нас тут - семь человек без оружия, а их - целый город!

- Не паникуй. И вообще, ваша необычность играет нам на руку. Уже все торговцы на рынке знают, что мы здесь. Погоди часок, и сплетницы разнесут эту весть на весь город.

И действительно, прошло каких-то полчаса, и к их обозу начали подходить первые редкие покупатели. Сначала они лишь бродили туда-сюда. Потом принялись спрашивать, даже прицениваться. Торги вел Тирра, и цены он накручивал баснословные, так что первую шкурку у них купили, когда солнце уже начало клониться к западу. Но зато потом город будто прорвало: отовсюду к ним спешили богатые (и не очень) покупатели, все они уже откуда-то знали и качество товара, и цены, и занимались лишь тем, что вели витиеватые словесные бои с Тиррой. Тот, обрадованный возросшим спросом, наконец, стал поддаваться, и торговля пошла на лад.

Винсент решил отойти от греха подальше и заняться лошадьми: одни сани уже опустели, да и у вторых показалось дно, пора было запрягать мохноногих. Некоторое время он был занят и не слышал, что происходит за спиной. Его внимание привлек продолжительный женский визг. Винсент обернулся и увидел, как Тирра, ошалело оглядываясь, прижимает к виску ладонь, и по щеке его течет ярко-красная кровь. Другой рукой Тирра тщетно пытался прикрыть Алого Пса, в которого летели комья лежалого снега и куски льда. Не пытаясь разобраться в том, что же произошло, Винсент громко засвистел, призывая своих. Времени на раздумья не было, он вскочил на лошадь и помчался на обидчиков. Эльвы шарахнулись в стороны, попадали друг на друга.



Екатерина Бунькова

Отредактировано: 17.10.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться