Легко ли стать королевой?

Размер шрифта: - +

Глава 4

Глава 4

«Пока думаешь, что сказать, — делай реверанс! Это экономит время».

Кэрролл Льюис «Алиса в Стране чудес»

 

Аробелла Энриетта Сотер

 

Погода на улице стояла теплая, поэтому я ограничилась легким платьем, перчатками и туфельками на небольшом каблучке, надетыми на короткие носочки – тоже нововведение мастера Пьеро.

Карета уверенно двигалась в Западную часть города – самый бедный район, неблагополучный. Он отличался серостью зданий, отсутствием заборов, гнетущей обстановкой. По тротуарам ходили развязные девицы и пьянчуги даже в дневное время, а на перекрестках дорог у стен домов, скрестив ноги, сидели бедняки и просили подаяния.

Я не испытывала ни жалости, ни страха. В каждом городе при любой инфраструктуре будут те, кто либо не может заработать, либо недостаточно старается, либо не хочет зарабатывать деньги своим трудом. Конечно, куда легче продавать своё тело, чем приложить усилия и заработать легальным путем. Будь власть даже легитимной, бедность – неотъемлемая часть любой государственной системы.

Кучер остановился у знакомого дома, и я вышла из кареты, медленно оглянувшись по сторонам. Потом так же неторопливо прошла к двери и несколько раз потянула за кольцо, которое возвращалось и со стуком ударялось о дверь.

Дверь открыла престарелая женщина, которая с поклоном отошла в сторону, а я прошла внутрь, направившись к лестнице. Мои каблуки отбивали дробь по дощатому полу, отзываясь эхом в пустом доме. В это время практически все жильцы на работе, либо спят после ночных смен. Я прошла к одной из дверей на третьем этаже и, чуть поморщившись, сняла перчатки и постучалась. Дверь мне открыла молодая женщина с ребёнком на руках.

— Аробелла...

— Эмелит, — с лёгким книксеном, продиктованным скорее воспитанием, чем уважением, я вошла в комнату.

Быстро оглядев обстановку, я пришла к выводу, что с моего последнего визита месяц назад здесь ничего не изменилось. Все та же плесень на потолке и полупрогнивший пол. Мне было брезгливо здесь находиться, поэтому я поспешила закончить со своими делами.

Достав из длинного рукава конверт с деньгами, я положила его на деревянный стол, внимательно посмотрев на опустившую голову девушку. Младший сын засыпал, второй выглядывал из-за кровати, с интересом оценивая меня. У ребенка на руках бывшей подруги были проблемы с сердцем, и процедуры у целителя стоили довольно дорого, но теперь шестимесячный малыш был практически здоров. Я пришла сюда только второй раз, прошлых денег ей не хватило.

Некогда моя подруга сбежала из пансионата в пятнадцать лет, не выдержав напряжения. Если от насмешек однокурсниц я смогла её закрыть, то от жестокости преподавателей ей пришлось бы спасаться самой. Но она выбрала побег, и теперь не имела в жизни ничего, кроме двух детей, которых одинокой матери нечем было кормить.

— Как себя чувствует ребёнок? — из вежливости спросила я, и Эмелит подняла на меня благодарные глаза.

— Благодарю, он чувствует себе несказанно лучше. И спит по ночам спокойно...

— Рада слышать, — оборвала я речь женщины, бросив взгляд на дверь.

Она все верно поняла, поэтому отошла с моего пути, а я открыла дверь и выскользнула в коридор ветхого здания. Спускаясь по лестнице, я натягивала перчатки и думала лишь о том, что хочу поскорее отсюда убраться.

Выйдя из трёхэтажного дома, я направилась к карете, которая стояла уже на другой стороне дороги. Перешла дорогу, бросив мимолетный взгляд на одноногого мужчину у стены, и ускорилась. Кучер открыл передо мной дверцу кареты, но моё внимание вновь привлек калека:

— Помогите... Я и моя семья голодает, — прошептали снизу. К сожалению, я не брала с собой монеты.

— Не я отбирают хлеб у вашей семьи, — поморщившись, ответила я и ступила на ступеньку кареты, когда нищий ухватился за мою ногу, сильно задрав платье.

Я охнула, попыталась вырваться, колотя каблуком по плечу калеки. Мужчина стойко молчал, смотря неотрывно на обнаженную по колено ногу. Извращенец!

— Помоги, чего же ты стоишь?! — накричала я на кучера, и тот только после этого соизволил оттащить мужика подальше к стене.

Я быстро прошмыгнула внутрь, захлопнув дверцу. Чувствовала себя грязной, хотелось прямо сейчас опустить ногу в горячую воду и смыть все омерзительные прикосновения. Первый гнев прошёл, и я вспомнила, что мужчина был с одной ногой. Калека. Это натолкнуло в свою очередь на воспоминания пятнадцатилетней давности, когда на престол взошла другая династия.

Король Адольф Пятый был хорошим и любимым в народе монархом, но именно это его и погубило. Он слишком много внимания уделял ремесленникам и крестьянам, повышая налоги для дворянства, даже ввёл специальный налог на "богатство". Мало кто поддерживал его в стремлении к своеобразной справедливости, поэтому дворянство подняло восстание, организовав покушение на короля.

На престол взошел Эдмунд Первый, цареубийца. Он понизил налоги для дворянства, просто исключив некоторые нужды. Среди таких оказались детдома и госпитали. Бедность была везде и всегда, мне ли судить политиков?



Наталья Мамлеева

Отредактировано: 19.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться