Легко ли стать королевой?

Размер шрифта: - +

Глава 8

Глава 8

Я ряженый, пусть маска и краснеет.

Уильям Шекспир «Ромео и Джульетта»

Аробелла Энриетта Сотер

 

О, богиня, какой позор! От смущения я готова провалиться сквозь землю! А он еще шел и ухмылялся! И вроде как все понял, кто стоит за этим происшествием, и все равно прощает, не ненавидит! Может, принцесса ему не так дорога, как мне чудится?

И почему я за него заступаюсь? Он самая нахальная личность, с которой я когда-либо встречалась! А чего стоит его усмешка про «прекрасных» дам?! От такой наглости даже лекарь покраснел, и её высочество разрыдалась пуще прежнего. И чего, спрашивается, доводил ее? Как она, вообще, терпит его столько времени?

Может, совместно с ней устроить ему какую-нибудь пакость? Чтобы он упал в грязь лицом, а я в это время рыдала от смеха в лучших традициях стерв любовных романов! Ради этого даже готова научиться такому смеху, хоть это будет и нелегко.

Нет, принцесса на такое не согласится. Что-то мне подсказывает, что она, вообще, со мной после этого общаться не захочет. Не велика потеря! Зато появится весомый повод отказать ей. Даст бог, она сама отзовет своё предложение.

— Компресс действует? – вошел в покои, где на двух кушетках лежали я и принцесса, господин Луфин.

Мужчина подошел сначала ко мне, проверив грязевую маску на моем лице и теле. После чего провел пальцами вдоль меня, от них пошел холод. Лекарь отдавал крупицы своей магии на наше лечение. Убедившись, что опухоль спадает, он пересел к Амелинде Оргонской, уже занимаясь её самочувствием. Время на девушку ушло больше, так как мои травмы по сравнению с её – детский лепет.

Я вновь почувствовала укол совести. Странно, как я изменилась под воздействием одного единственного мужчины, который умел искренне смеяться и простил мне мою выходку. Наверное, он показал мне, что можно отнимать чужие жизни своим мечом, но при этом знать их ценность.

Я всю свою жизнь боялась. И мой страх заставлял меня распрямить плечи и смело смотреть в глаза опасности, когда всё внутри сжимается от холодного ветра. Всё, что мне нужно — это абсолютная защита. Если я не стану королевой, то должна найти стену, за которой смогу укрыться. Но возможно ли это в королевстве, где ничего не укроется от абсолютной власти монарха?

— Всё намного лучше, чем могло быть. Полежите тут часок-другой и можете быть свободны. Но отеки еще останутся, поэтому ужинать придется в своих покоях, — обрадовал нас господин Луфин, направляясь к выходу. У самых дверей он остановился, обернулся и лукаво подмигнул нам. – Двое привлекательных мужчин ждут вас в соседней комнате. Я не стал их впускать, дабы не смущать благородных дам.

— Проводите их на выход, прошу вас, — проговорила я, закрывая глаза. – Сейчас мы явно не желаем их видеть.

— Как будет угодно, — не получив возражений от принцессы, с поклоном вышел господин Луфин, оставив нас с Амелиндой в комнате одних.

— Как же так получилось, — прошептала принцесса, язык которой пришлось вылечивать только с помощью магии. Хотя я про себя хихикала, представив, как ей в рот закладывают смесь грязи и лечебных трав. Жаль, господину Луфину идея не понравилась, как и её высочеству. – Вы так были правы, когда торопили меня.

— Просто у меня аллергия на пыльцу, — не очень вежливо ответила я.

Да, виновата была я, но просить прощения не собиралась. Мне тоже досталось, так что своё я уже получила сполна. Еще и перед Тэном вновь опозорилась.

— Астат меня засмеет…

— Вы собираетесь рассказать брату о случившемся? – немало удивилась я. – Неужели вас связывают настолько близкие отношения? Думаю, вашей семье не повредит то, чего она не знает.

— Я никогда ничего не скрывала от брата, — растеряно ответила её высочество, и внезапно замолчала, будто боясь проболтаться.

— Видимо, у вас очень дружная семья.

— Я росла в любви и заботе, — словно в насмешку, ответила она.

Я сжала от бессилия кулаки, хотя ладони были вздуты, что мешало движению. Она хвастается? Издевается надо мной?

Я даже не помню, какими были мои родители. Видела их фотографические снимки, но даже они не восстановили утерянных воспоминаний. «Это защитная реакция организма. Восстановлению без ментального воздействия не подлежит», — ответили маги, но вскрывать память и «рыться» в мозгах несовершеннолетнего ребенка было строго запрещено. А сейчас мне просто страшно. Я настолько привыкла жить без этой части своей жизни, что, кажется, новые старые воспоминания убьют мою личность. А моя жизнь и так слишком шаткая, чтобы добавлять к ней еще и такие волнения.

Дверь открылась, и в комнату вошла Мила, всплеснувшая руками и покачавшая головой.

— Богиня, как такое могло случиться?! Королева уже позаботилась о том, чтобы раздать необходимые поручения садовникам, — с искренним сочувствием произнесла фрейлина, пройдя внутрь и сев на свободный стул.

— Мы устроили сильный переполох? – вздохнув, спросила я.



Наталья Мамлеева

Отредактировано: 19.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться