Лейтенант Дашко. Москва 2033 год

2

- Мама! Тебе мейл пришёл.

А она уже одевалась, чтобы идти с дочкой обедать. Пришлось подойти к своему коммуникатору, на котором развлекала себя Аня. Конечно же, сообщение было от одного из тех, на кого она работала.

«Быстро они отреагировали на мой доклад», - пришло на ум.

Пришлось расшифровывать послание, и в очередной раз текст был предельно кратким: «Нельзя допустить, чтобы он поехал в Китай».

Вероника смотрела на высветившийся на экране текст и думала о том, за кого они её принимают. Она что? Будет держать Калариоса за рукав и не пускать его в самолёт?

- Пошли скорее обедать! – Скомандовала она дочке, уничтожив послание и решив не ломать себе голову над неразрешимой проблемой.

Вероника проголодалась после утомительной презентации, когда ей пришлось ассистировать переводу головоломного текста, который она к тому же плохо понимала, и который никого не интересовал.

- Мама! Я хочу туда, где ходит тот дядька с саблей. Как он называется? Крак? Ксак?

Днём ранее, после размещения в гостинице «Космос», пришлось сопровождать американского физика, который, как оказалось, выбрал именно эту огромную «спальную фабрику» из-за её близости к индийскому вегетарианскому ресторану, где он мог питаться. Калариос оказался сыроедом. И не простым. Он мог есть только то, что произрастало над поверхностью земли. Морковь и свёкла исключались. Ну, ещё позволял себе морепродукты. В полуголодной Москве это заведение было одним из немногих сохранившихся осколков тех времён, когда в этом городе можно было найти десятки мест на любой вкус, чтобы вкусно поесть. И было удивительно, что подобный экзотический ресторан дожил до настоящего времени. Очевидно, только потому, что продукты для приготовления блюд росли в изобилии на огородах в округе города.

Там Калариос с удовольствием хрустел овощами с сырыми кальмарами и возмущался тем, что у них отсутствовали сырые креветки. Вероника на минутку представила себе, чтобы было бы с ней, если бы они оказались в меню, и пришлось бы наблюдать за процессом их поглощения. И ещё их ужин сопровождался его лекцией о вреде пищи, приготовленной термическим способом. А они с дочкой в это время уныло ковыряли вилками в тарелке с фальшивой рыбой, сделанной из липкой рисовой каши. Единственный вопрос, с которым Веронике удалось вклиниться в его монолог, был, как он мог поддерживать свою диету в Америке, где снабжение населения продуктами питания тоже представляло собой проблему.

- Я всё выращиваю на своём участке в Нью-Джерси.

Видя её недоумение, разъяснил:

- Да. У меня там установлена целая система автоматического полива и подкормки, контролируемая дистанционно.

И добавил с гордостью:

- Моё личное изобретение. И исполнение тоже.

И, как будто предвидя её следующий вопрос, добавил:

- Ну, а для тех, кто решит сунуться туда без спроса, у меня есть целый арсенал, чтобы дать адекватный ответ.

И он сделал соответствующее движение руками и произнёс с неожиданной злобой в голосе так, что и она сама, и дочка вздрогнули:

- Ду-ду-ду-ду-ду!

Вероника на секунду представила себе зрелище этой засушенной жерди с автоматом в руках и едва не подавилась рисом с рыбьим вкусом. А он, ничего не замечая, сказал:

- И всё дистанционно.

После этого опять накинулся на гору листьев на своей тарелке.

Когда они, наконец, вырвались на свободу из душной атмосферы ресторана, расположенного в подвале многоэтажного дома, и освободились от занудливого сыроеда, то, проехав пару остановок до ближайшего оживлённого перекрёстка, увидели вывески сразу нескольких ресторанов. Но то были лишь вывески. Все они давно закрылись, о чём говорили пыльные стёкла и выпавшие буквы в их названиях.

Однако, к её удивлению, один всё же был открыт. Перед входом, слегка припадая на одну ногу, бродил и зазывал внутрь колоритный казак в овечьей шапке, красных шароварах и с шашкой на боку. Парень был слегка пьян, добродушен, с роскошными, спускающимися книзу усами, и они не смогли устоять перед его красноречием. И не пожалели об этом. Цены там были вполне приемлемыми, а не кусающимися, как в гостинице «Космос», и они от души наелись настоящими варениками. Правда за соседними столами сидели несколько военных и вовсю курили, несмотря на запрещение, но еда скрасила даже это неудобство. И вот теперь девочке захотелось обратно к «Ксаку», который на самом деле изображал запорожского казака. К счастью на этот раз Калариос смог сам прекрасно обойтись в своём экзотическом месте, и не требовалось его сопровождать.

А когда они вернулись в гостиницу, там её поджидал сюрприз. На гостиничном коммуникаторе высветилось послание с просьбой позвонить. И от кого? От Землянского. Вероника с отвращением удалила его. Не хватало ей только иметь дело с мразью, от которой остались самые гадкие впечатления во время прошлого приезда в Москву. Он захотел её использовать для своего обогащения, но получил за этот по мозгам, и вот никак не мог уняться.

Звонок гостиничного коммуникатора раздался, когда Вероника вечером собирала сумку, чтобы на следующий день улететь домой в Лондон. Она с тоской смотрела на аппарат, не отвечая. Ничего хорошего этот звонок не предвещал. И почему-то ей казалось, что это был не сумасшедший физик. А коммуникатор, между тем, не унимался.

- Мама! Почему ты не отвечаешь?

Девочка явно забеспокоилась, чувствуя её напряжение. Пришлось подойти к аппарату.

- Я внизу. Спуститесь! Мне надо вам что-то передать.

Приветствий и представлений в его манерах не предполагалось. Землянский привык только распоряжаться.

- Что такое?

Аня была явно обеспокоена, видя, что Вероника стоит, задумавшись, возле тумбочки с аппаратом. Надо было как-то её успокоить. Если проигнорировать указание Земели, то дочка может что-то заподозрить и заволноваться, а в её короткой жизни, итак, было много потрясений.



Анатолий Сигов

Отредактировано: 03.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться