Лейтенант Дашко. Москва 2033 год

7

Она, как могла, исполняла свою миссию, ради которой сидела в Москве. Двоих претендентов Веронике удалось отфутболить относительно легко. В биографии одного из них нашёлся эпизод с управлением транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения. Правда она «забыла» упомянуть в разговоре с шефом, что произошло это событие семь лет назад. Помогало то, что Веронике удалось найти агентство, которое занималось проверкой кандидатов, и те работали на совесть. Правда, пришлось выдержать битву с Серовым, который порывался проверять людей «по своим каналам», но Вероника была непреклонной. Закончилась схватка тем, что по настоянию её шефа Серову пришлось перевести этому агентству аванс, и теперь оттуда ей сообщали обо всех странностях кандидатов, снабжая списком вопросов, которые им задавались, типа: «Назовите фамилию вашего преподавателя по сопромату в университете?» и в том же духе, чтобы ещё до собеседования исключить людей с купленными дипломами и диссертациями.

На второго ничего не нашлось, поэтому она просто взломала его аккаунт в Фейсбуке и обнаружила там такие волнующие фотки! Ай, да физик! Знала, как к такому относятся в пуританских научных кругах в Америке, и не ошиблась. Калариос даже не стал приглашать обоих кандидатов на собеседование.

Ещё двоих где-то отыскал Серов. Пришлось провести работу с шефом по поводу недостаточного опыта и квалификации, и тот пришёл на беседу с ними с соответствующим настроем.

- Ничего. Ещё найдём, - оптимистично возвестил Серов после окончания интервью с несостоявшимися сотрудниками.

А Вероника в это время прикидывала в уме, сколько ещё времени удастся проводить свою разрушительную работу, пока её не заподозрят в саботаже. Ей поручили развалить команду, которую пыталась здесь собрать эта странная личность с экзотическими взглядами, но рано или поздно к ней придут и спросят: «Что происходит?» Хакеры должны это понимать!

- У нас с вами есть общий знакомый, - сообщила ей следующий кандидат из списка.

Женщина лет тридцати, крепко сбитая, с коротко остриженными волосами и без следов косметики. Претендовала на административную должность. У Вероники заныло под сердцем. Перед ней сидел «мой человек» Земели.

- У вас разрыв в два года после окончания колледжа, - попыталась поймать её Вероника, используя информацию, полученную от агентства.

- Я была замужем и не работала.

Женщина выглядела невозмутимой.

- Почему вы уходите со своей нынешней работы?

- Хозяева закрывают свой бизнес.

Вероника подумала, что неудивительно, когда таких, как она, обученных в государственных структурах, засылают в качестве «казачков» в различные организации для того, чтобы они изнутри служили бизнес интересам руководителей этих самых структур. И вот теперь одна из них, «отработав» один бизнес, пересылалась к ним в качестве инсайдера. Чистая биография, никаких страниц в соцсетях. Земеля знал, что делал.

- Я посмотрю, что я смогу для вас сделать.

- Да, уж. Посмотрите! – Бесстрастным тоном сказала женщина, поднимаясь с места.

Она даже не пыталась изобразить почтение, принятое у соискателей, когда они устраиваются на работу. Её место уже было куплено, и женщина об этом знала. После их памятного разговора возле гостиницы от Земели действительно привезли пухленький конвертик, и Вероника воспользовалась содержимым, чтобы в выходные дни вывезти Аню на два дня в Питер и показать ей свою родину. Девочка скучала и постоянно капризничала из-за безвылазного сидения в гостиничном номере в Москве. Ей требовалось сменить обстановку.

Мать увезла Веронику в Америку задолго до начала войны, когда ей было всего два года, выйдя замуж за заезжего американца. Муж оказался придурком, который, когда в Штатах стало совсем плохо, на последние деньги прилетел в Россию, потому что почему-то считал, что сможет там сказочно разбогатеть. Когда это не удалось, вернулся с ними двоими обратно в свой Чикаго, чтобы засесть с пивком перед телевизором в домике своих родственников и жить на пособия от государства, которые он получал на семью из трёх человек.

И вот теперь Веронике захотелось показать Ане все красоты своего родного города. Эрмитаж дочка ещё выдержала, но остальные достопримечательности вызывали у неё только уныние, и она поняла, что нынешние дети совсем другие, и с этим приходилось просто смириться.

Она не стесняла себя в расходах в Питере, и содержимое конвертика Земели изрядно поубавилось, и вот теперь складывалась ситуация, когда приходилось расплачиваться. Забодать его кандидата и вернуть деньги? А где их взять? Может быть, чёрт с ней, и пусть сидит? Будет осуществлять административное обеспечение команды, которую Веронике поручили развалить. Но если не будет команды, то кого та будет обеспечивать? Внутренне она понимала, что не так всё просто. Появится дополнительный глаз, который будет наблюдать и докладывать обо всём, что касается её самой. Но что она могла сделать?

Забеспокоился и Серов, но по своим причинам. Как этот кандидат смог проскочить мимо его контроля? Наверное, тоже рассчитывал пристроить кого-то из своих. Вероника решила просто умыть руки и отправила его сражаться по этому поводу с Калариосом.

Следующий был тяжёлым случаем.

- Я – доцент на кафедре профессора Шишкова, - со значением сказал кандидат, сидящий перед ней.

Вероника не имела ни малейшего представления ни о кафедре, ни о самом профессоре. А перед ней сидел типичный «ботаник». Плохо одетый, патлатый, слегка расплывшийся физик. Такими она их представляла в своём воображении. Примерно её возраста, но какой-то не от мира сего. Учёный. Плюс не за что зацепиться. Чистая биография. Учился на чей-то грант, потом стажировался в Англии.

- Михаил Дмитриевич! А почему вы ищите другую работу?

После Америки, где отсутствуют отчества, трудно было переходить на подобную форму общения со своими сверстниками.



Анатолий Сигов

Отредактировано: 03.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться