Лейтенант Дашко. Москва 2033 год

8

Первым впечатлением было то, что она попала не в тот кабинет. Вероника сначала закрыла и потом открыла глаза, но наваждение не проходило. Это был он собственной персоной. За столом восседал Серов, но почему-то в военном мундире. А куда подевался его серый костюм?

- Заходите, заходите! Не стесняйтесь!

Ничего не оставалось делать, как пройти. Ну, не стоять же у входа огорошенной. Пока садилась напротив, сосчитала звёзды на погонах. Три. Вероника плохо разбиралась в воинских званиях, но ей показалось, что это должно соответствовать полковнику. Вот только какого рода войск? Научных, что ли?

- Долго вы заставили себя ждать.

Голос Серова изменился соответственно. Теперь он стал под стать его форме. Это стало очередной неожиданностью в цепи сегодняшних неприятных происшествий. Начались они ещё по пути в лабораторию. С неизвестного номера пришло очередное зашифрованное послание:

«Ежедневно смотрите восьмичасовую программу новостей БиБиСи».

И ничего больше. Возникал естественный вопрос о том, что такого интересного могут ей показать по этому каналу. Зачем потребовалось шифровать подобное?

Но настроение окончательно испортилось, когда машина, которая их везла, стала въезжать в воинскую часть. А где же лаборатория?

На проходной потребовали документы, и пришлось предъявить паспорта. Свой и Ани. Офицер сверился с записью на своём коммуникаторе и, сказав: «Заберёте при выезде», направился с их документами на проходную. Это произошло так неожиданно, что Вероника опомнилась, только когда он скрылся за дверью. Она собралась, было, выскочить, чтобы забрать у него паспорта и сказать, что без них они и шагу не ступит на территорию воинской части, но машина уже тронулась, и на её вопли о том, что она должна выйти, невозмутимый водитель в военной форме отвечал только:

- У меня приказ. Я должен доставить вас в штаб.

А Аня в это время ещё и разревелась, почувствовав её состояние. Пришлось начать её успокаивать.

Внутри дежурный уже был извещён об их прибытии и направил её в пятый кабинет, предупредив, что девочка должна остаться в коридоре. Там опять пришлось провести беседу с Аней о том, что ей ничего не будет угрожать, если она побудет несколько минут одна. Веронике требовалось разобраться с теми, кто их сюда затащил. Но только в одиночку.

- Посмотри, какая здесь охрана! Тебе нечего бояться.

При этом Вероника показала на окно, за которым маршировал отряд солдат, но и это не подействовало на дочку успокаивающе.

- Я зайду внутрь всего на пять минут, - заверила она. – Засекай время.

Посчитала, что за это время она успеет сказать тому, кто там сидел, всё, что она думала об их затее и о том, что она выходит из игры и уезжает обратно в Лондон. И вот теперь оказалась лицом к лицу с Серовым, который был уже не в стандартном сером костюме, а в форме защитного цвета. Появилось гнетущее чувство, что она залетела в крупные неприятности.

- Кто-то мне говорил, что является доктором каких-то наук, не правда ли? – Сказала Вероника, бесцеремонно садясь в кресло напротив человека, который обманывал всех, прикидываясь серой мышью.

Но что он мог сделать с ней, с американской гражданкой? Расчёт был только на это – показать ему, кто она есть.

- Я вас не обманывал. У меня действительно есть научная степень. Но сейчас мы будем говорить не обо мне, а о вас.

Не понравился ей тон Серова. Слишком он был самоуверен. И ещё. С тех пор, как она вошла к нему в кабинет, он ни разу не оторвал взгляда от коммуникатора, стоящего перед ним. Плохой признак. Там было нечто, что позволяло ему разговаривать с ней в подобной манере.

Как бы в подтверждение её догадок Серов начал:

- Дашко, Вероника Викторовна, - сказал он, не отрываясь от своего дивайса. – Мне требуется называть дату вашего рождения и имена родителей или нет?

Проигнорировала. Этого не требовалось. Она сама всё хорошо помнила. А вот что будет дальше?

- Выехала за пределы Российской Федерации в двухлетнем возрасте, проживала в США, - продолжал он, глядя перед собой на экран. – Не имеется никаких данных об отказе от российского гражданства.

Вероника напряглась, потому что понимала, что не зря Серов затеял этот разговор. Он поднял все имеющиеся на неё данные. Что же будет дальше?

- Вы отказывались от своего российского гражданства или нет?

Это был прямой вопрос, на который требовалось дать однозначный ответ, а ей вовсе не хотелось этого делать.

- Какое это имеет значение?

- Прямое. Я понимаю, что нет. Таким образом, вы до настоящего момента остаётесь гражданкой Союзного государства, которое по закону является правопреемником Российской федерации. Не так ли?

Серов демонстративно глядел прямо перед собой, не интересуясь её мнением. А ей хотелось что-то сказать, возразить.

- Я – гражданка Соединённых штатов.

- Может быть. Но у меня нет никаких данных на этот счёт. Понимаете, что это означает?

Она явно не понимала.

- Это означает, что находясь на территории Союзного государства и являясь его гражданкой, вы обязаны соблюдать правила и законы этого государства, не так ли?

Она внутренне напряглась, ожидая продолжения, которое, как она предполагала, не сулило ей ничего хорошего. И не ошиблась.

- А сейчас идёт война, и законы военного времени суровы.

- Вы хотите сказать, что я нарушала какие-то суровые законы военного времени?

- Я этого не говорил. Просто хочу сказать, что согласно этим законам у вас имеются обязанности перед государством. Служить ему и защищать.

Серов прервался, а она никак не могла взять в толк, о каком служении он толкует. Наконец, он оторвался от созерцания экрана своего коммуникатора и впервые взглянул на неё. И его взгляд не предвещал ничего хорошего.



Анатолий Сигов

Отредактировано: 03.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться