Лейтенант Дашко. Москва 2033 год

9

 

Ему не было дела до её проблем. Его волновали только свои собственные.

- Вероника! Я уже говорил вам о своём возрасте. А мне ещё предстоит работать годы и годы. Это – мой последний шанс. Если не сейчас, то когда? А они мне дали всё, что необходимо. И вычислительные ресурсы, и финансирование, и полную свободу деятельности. Где ещё я получу такое? В Китае?

Так Калариос ей объяснил, почему он согласился, чтобы его, как и её, вывезли из гостиницы и заперли в этой воинской части. Он был первым, к кому она попала, когда её привели в административный корпус.

- У них…

Кивок головой в сторону стены.

- …единственных имеется суперкомпьютер с блоком памяти на антиферромагнетиках, который мне требуется для работы. Вы же знаете, что это такое.

Вероника действительно знала, и, когда ещё шла сюда, то обратила внимание на мощную холодильную установку, примыкающую к соседнему лабораторному корпусу. Этот компьютер был настолько мощным и использовал такие технологии хранения информации, которые могли работать только при температуре, близкой к абсолютному нулю.

- И что? Я должен от всего этого отказаться? – Задал он ей вопрос, на который ему не требовался ответ.

Но Веронику интересовали не его проблемы, а свои собственные. И только Калариос мог бы пояснить, с чем она столкнулась.

- Они посчитали, что вы слишком много знаете, чтобы просто выпустить вас отсюда.

А вот тут он не до конца владел информацией. О чём потенциально опасном она могла знать, сидя в гостинице «Космос»? Только о том, что Серов собирался обогатиться за счёт этого проекта, но когда понял, что она здесь застряла надолго, то решил убрать её подобным эффектным способом. Теперь она будет под его полным контролем и уже никуда не дёрнется. И всё из-за её обязательств перед «Чёрным гномом», без которых они с Аней давно сидели бы в их малюсенькой квартирке на последним этаже старого и скрипучего дома в Лондоне вместо того, чтобы оказаться запертыми на территории какой-то воинской части в России, без какой-либо возможности вырваться на волю.

- И что я должна здесь делать? Топать по плацу в военной форме?

- Все, кто работает у меня в лаборатории, носят белые халаты и имеют офицерские или сержантские звания, - очень серьёзно заявил Калариос. – Что касается вас, то вы мне понадобитесь для работы по вашему профилю. Я думаю, что вам будет интересно освоить их машину. Блестящий аппарат. Имеет чудовищную производительность. Ведь, у вас имеется соответствующее образование. Не так ли?

Об этом она никогда не упоминала, что означало, что кто-то основательно покопался в её биографии. Вероника действительно была программистом, подавала большие надежды и до недавнего времени сотрудничала с весьма специфическим коллективом.

- Удачно, что вы присоединились к нашему коллективу именно сейчас потому, что я никак не могу найти общий язык с русскими программистами, и теперь буду работать с ними через вас.

Вероника лишилась дара речи. Этот человек рассматривал её только лишь в качестве полезного дополнения к своим безумным исследовательским планам, игнорируя тот факт, что их с дочерью, американских граждан, просто заперли обманным путём, и будут использовать в своих целях. Они с Серовым просто стоили друг друга. Недаром оба так быстро нашли общий язык между собой.

Разговаривать дальше не имело смысла, и она вышла в коридор, где с удивлением увидела, что Аня увлечённо что-то рассказывала Олегу Степановичу, а тот стоял и совершенно серьёзно удивлялся её повествованию. Вероника уже знала, что так зовут сержанта в возрасте, которого приставили к ней, чтобы сопровождал её в административной части здания для прохождения необходимых формальностей. Он оказался добродушным дедушкой внучки Аниного возраста, поэтому быстро включился и стал внимательным слушателем рассказов девочки. Он продолжал служить даже в своём возрасте, чтобы иметь хотя бы какой-то доход после того, как помотался по различным фронтам, и другой работы ему не светило.

- Теперь в хозяйственную часть, - скомандовал он.

После разговора с Калариосом у Вероники было такое настроение, что она согласилась бы пойти куда угодно. Американский профессор был единственным, кто, как она понадеялась, смог бы вытащить её из-за забора, которым была окружена часть, куда её заперли. Теперь не оставалось никого.

Каким-то образом она выдержала пытку оформления на службу, общаясь с двумя женщинами, которые никак не могли взять в толк, почему она не понимала элементарных вещей, типа «подъёмные», спрашивая, куда она должна подниматься. Вышла оттуда совершенно измученной с кипой бумаг, карточек на питание и ключом от квартиры, которую им предоставили в военном городке. Аня была голодна, и пришлось в сопровождении Олега Степановича отвести её в столовую. Сержант был просто находкой потому, что Вероника не представляла себе, как бы она сама справилась с подобным нервным напряжением, вызванным непривычной обстановкой и необходимостью по каждому поводу успокаивать Аню.

- Хочу вареники, - заявила там дочка.

Они естественно отсутствовали, и Аня насупилась и отказалась есть что-либо другое. Вероника была готова взорваться, но вовремя вмешался Олег Степанович и стал спокойным голосом разъяснять ей, что в этот день выдавали другое, и, может быть, назавтра появятся её любимые вареники. Говоря это, он поставил на поднос девочки суп и ещё одно блюдо, названия которого Вероника просто не знала. Ей пришлось сделать для себя то же самое. Выбора здесь не предусматривалось. Всем выдавали один стандартный набор блюд.

- Теперь майор Копылов, - возвестил Олег Степанович, когда они вышли из столовой, и при этом как-то странно посмотрел на Веронику.

- Кто он такой? – Спросила она, предчувствуя неприятность.

- Он сам вам скажет, - ответил сержант. – А мы тут постоим с Аней и подождём вас.



Анатолий Сигов

Отредактировано: 03.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться