Лёка

Размер шрифта: - +

Глава 13

Я обманывала себя, впрочем, делала это не первый раз. Как добежала до дома ― не помню, у подъезда и правда кто-то маячил. Я резко остановилась, не решаясь подойти. Но он подошёл ко мне сам, выбросив очередную сигарету на землю. На человеке была та же куртка и бейсболка, надвинутая почти на глаза. Он выбрал место так, что в сумерках его почти не было видно.

― Нашла? ― голос звучал холодно и безразлично.

Я кивнула в ответ.

― Где она?

― Сначала верните мне сестру живой и невредимой, ― я старалась придать своему голосу решительность, но получалось не очень.

Мерзавец неожиданно схватил меня за воротник куртки и резко притянул к себе, и вот тогда мне стало по-настоящему страшно: тёмные глаза, обрамлённые почти чёрными кругами синяков, словно проваливались глубоко в череп, его кривая улыбка, похожая на оскал зверя с множеством острых зубов ― вгоняла в дрожь.

«Запугать хочет, ― пронеслось в мозгу, ― но, если я сейчас сдамся, предам всех, и, прежде всего, Катю».

Я взвизгнула прямо ему в морду и рванулась назад, оставив воротник куртки в его руке. При этом сама сильно ударилась затылком о стену дома, у которой мы с ним стояли.

― Сначала верни сестру, гад! ― выпалила я, уж и не знаю, откуда взялась моё нахальство, но это подействовало.

Похититель со смехом разжал руки, и оторванный воротник упал на землю.

― Иди за мной, храбрая Лёка, ― его голос звучал и иронично, и презрительно одновременно. Он развернулся и пошёл по направлению к кустам. За ними был припаркован тёмный автомобиль. Открыв багажник, страшный человек вытащил за шиворот полуживую, перепуганную Катьку. Она не была связана, но этого, видимо, и не требовалось, так её запугали.

Я бросилась к сестре и прижала её к себе, чувствуя, как дрожит под курткой её худенькое тело. Гнев и радость одновременно переполняли меня. Я еле сдерживалась, чтобы не разреветься.

― Ну, где Ния? ― нетерпеливо спросил похититель.

― Она у Свена в театре, ― ответила я и инстинктивно отступила назад, таща за собой и сестру.

Он издал странный звук, похожий на рычание, и его глаза недобро блеснули из-под козырька бейсболки. Похоже, что он не был рад моим словам. Казалось, что несколько мгновений он решал, убить нас с Катей прямо сейчас или оставить это удовольствие на потом. Увидев страх на наших перепуганных лицах, он развернулся, сел в машину и уехал.

Я с трудом перевела дыхание.

― Кать, ты как, идти сможешь?

Она быстро-быстро закивала головой и жалобно пробормотала: «Лёка, миленькая, скажи папе и маме, что нашла меня у подъезда. Больше ничего им не рассказывай, а то эти убьют их. Я знаю, что сказать родителям, только ты молчи, пожалуйста».

В ответ я кивнула и крепко прижала к себе бедняжку. Так, обнявшись, мы и вернулись домой. Рассказывать, как счастливы были родители, и как выкручивалась Катя ― не имеет смысла. Сестра без конца твердила, что проспала всё время, а очнулась уже у подъезда нашего дома, что ничего и никого не видела за время похищения. Ей поверили. Одним словом ― всё обошлось. Пока.

Перед сном я зашла в комнату сестры, присела к ней на кровать и спросила: «Кать, а что ты помнишь на самом деле? Мне ты можешь всё рассказать».

В ответ она промолчала, опустив голову, а когда подняла её ― в глазах стояли слёзы. Я тут же пожалела, что так не вовремя пристала к ней с расспросами. И тут Катя тихо сказала, и я не узнала её голос, так непривычно тоскливо он прозвучал: «Не спрашивай меня об этом, Лёка, пожалуйста! Это было очень страшно, никогда не забуду…»

Она отвернулась к стене, завернувшись в одеяло. А я потихоньку вышла из комнаты, переживая от того, что ничем не могу помочь младшей сестрёнке. Она жива, это главное. Всё могло обернуться куда как хуже…

«Не всем так повезло, как Кате, ― думала я, лёжа в постели. ― Ния, бедняжка, что с ней случилось? Чтобы с ней ни произошло ― вина лежит на мне. Теперь я в долгу перед ней. Только Нию это вряд ли утешит или порадует. Могу только надеяться на её невероятную живучесть и способность убегать. Да и Свен вряд ли бросит её просто так. Она ведь ему самому была нужна».

Я была готова разреветься: «Ния, пожалуйста, спасись! Живи! Ты сможешь! Не заставляй меня всю оставшуюся жизнь провести с чувством, что это я виновата в твоей гибели…»

Такие мысли не давали мне заснуть почти всю ночь. А утром мне позвонила начальница и разрешила не приходить на работу. В нашем небольшом городке новости разносятся очень быстро. Известие о чудесном возвращении сестры дошло и до Зои Михайловны, она расчувствовалась и дала мне отгул. Но я ― особенно-то не радовалась, знала, что всё равно потом придётся отрабатывать.

Сидеть дома не хотелось, и кое-как позавтракав, пошла на улицу. А там меня встретил моросящий, по-настоящему осенний холодный и затяжной дождь. Я шла, задумавшись, машинально обходя лужи, а когда остановилась, поняла, что опять оказалась около театра. Было пусто, иногда мимо пробегали, прячась под зонтами, редкие прохожие. Кого я надеялась увидеть? И без слов понятно. Но мой лимит на чудеса был исчерпан.



Полина Люро

Отредактировано: 11.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться