Лекарство для магии

Размер шрифта: - +

Подарок на рождество

Ровно неделя прошла с того дня, как отец и Лиз снова оказались в моей жизни.
И если отца я больше не видел, то Лиз наоборот появлялась всё чаще. Поначалу я радовался этому, мы долго могли беседовать в кабинете о жизни, о прошлом. Но затем она стала чаще плакать и меньше приходить. Поначалу я пытался понять, с чем связана такая перемена…, но она всё отнекивалась и, в конечном итоге, вовсе перестала ко мне приходить.
Алексу лучше не становилось, только хуже: врачи сказали, что у него состояние внутреннего старения. Это когда внешне ты дитя, а органы старика за 60.
— Ты говоришь, что он может не дожить? — я смотрел на Рики, который пришёл ко мне, чтобы сообщить последние новости о сыне Лиз.
— Боюсь, что так. Его организм хоть и стабилен, но он гаснет прямо на глазах. Я боюсь, что ему осталось немного, — последние слова он сказал шёпотом, но я их услышал.
— Она знает? — в сердце что-то кольнуло… Боже, как бы я хотел помочь ей!
— Да… — теперь, когда мне всё стало ясно, я стал больше понимать её.
Стук в дверь прервал полёт моих мыслей. Ручка со скрипом повернулась, и на пороге показался парень.
— Извините… у меня назначено на четыре, — он выглядел растерянно и слегка смущенно.
— Да, проходи, Ник. Рики, я зайду к тебе позже, — друг лишь слегка кивнул и, встав, вышел из абонента, оставляя нас одних.
— Присаживайся, Ник. Чай, кофе? — я жестом указал ему на кушетку, и тот быстро на неё лёг.
— Нет, спасибо, доктор. — Он, как и все до него, начал с визуального осмотра кабинета: пол, стены, потолок. Выглядел он спокойно, а значит, ему тут было комфортно.
— Вижу, тебе здесь нравиться… Ты разрешишь мне записывать наш сеанс на камеру?
— Конечно, почему бы и нет, — вполне оптимистичный молодой человек. Это уже плюс.
— Ник, расскажи о себе, откуда ты? — как бы нормально он не выглядел, но что-то странное было в его взгляде. Да и Лео говорил, что он странный и опасный тип. Пока же он мне таковым не кажется.
— Ну… родился я здесь, мама была домохозяйкой, а отец работал на заводе. Есть сестра, старшая, но мы с ней почти не общаемся. Хотя она приезжала меня навестить, — его рассказ был больше похож на пересказ диалога из какого-то сериала. Так казалось не потому, что это не правда, а из-за его голоса: томного и замедленного.
— Вот как. Приятно, когда к тебе приезжают навестить, — я лишь слегка улыбнулся ему. Поддерживать беседу очень важно, иначе человек уйдёт от разговора.
— Наверное. Мне и так хорошо, есть, с кем поговорить. Например, с Лео, — его голос резко принял другой оттенок, более зловещий. Словно он что-то задумал по отношению к тому.
— Друзья, значит. Приятно это слышать, — что бы мне не показалось, вслух я сказал только это.
— Да ладно Вам, доктор. Я верю, что и у Вас есть куча друзей. Например, этот врач, который сидел тут, когда я зашёл. Видно, что Вы с ним хорошо общаетесь, — на минуту мне показалось, что он угрожает мне, и от этого стало не по себе.
— Да, мы с доктором Паркером давно знакомы, — надо вывести разговор в другое русло и побыстрее.
— Аккуратней, доктор… Вы притягиваете к себе смерть: все, кто был рядом с Вами, так или иначе умерли, — эти слова, тогда, в баре…
— Это ты был в баре? Ты напал на меня? — я в любой момент был готов вскочить, схватить его за грудки и прижать к стене.
— Вот мы и встретились, Доктор Уильям Вельмонд, — воздух в кабинете резко стал тяжелее и плотнее. Мне показалось, словно меня запихнули в куб, где нет окон и дверей.
— Что… что тебе нужно? — я расслабил галстук и подошёл к открытому окну, чтобы вдохнуть хоть каплю воздуха.
— Доктор Уильям, я пришёл сюда как пациент. Так может, мы продолжим сеанс? Задавайте вопросы, а я постараюсь честно на них ответить… — брюнет сложил ладони вместе, как делают дети, когда о чём-то очень просят.
Внезапно, схватив меня за руку, нечто усадило меня в кресло и прижало так, что я не мог пошевелиться.
— Итак, давайте продолжим. Что бы Вы хотели знать? — брюнет уже не сидел на кушетке для пациентов, он расхаживал по кабинету из стороны в сторону, подбрасывая в руках мячик.
— Кто Вы? — воздух сгустился, от чего мне было тяжело дышать.
— Я… я просто тень по имени Ник. Да и вообще, что-то я всё о себе, да о себе. Давайте поговорим о Вас. Доктор, Вы помните свою способность? Ааа… по глазами вижу, что помните. Неудача. Всем, кто был рядом с Вами, Вы приносили сплошное несчастье. Сначала мать, Линда, слегла после Ваших родов, а потом и вовсе вернулась к создателю. Потом Ваша кошка, кажется Анна, попала под машину. Бедное животное так страдало! А потом и Ваши пациенты. Хоть Вы и потеряли способность, но какая-то её часть продолжает притягивать смерти. Вам не тошно от этого? Вот мне говорят: тень плохая, тень убийца. А Вы сами, не думали прекратить эту цепочку смертей близких Вам людей? Даже Ваша секретарша, её пирожки были просто прекрасны, и то не выдержала Вашей тёмной ауры, — я слушал его и не мог сказать ни слова. Откуда ему было известно всё это?
— Вы вот сейчас такой сидите и думаете, а откуда я это знаю? Нет, я не читаю Ваши мысли, просто всё это время МЫ следили за Вами: за Вашими успехами и поражениями, за тем, как Вы отчаянно пытались выжить на улицах этого жалкого города, почти умирая от очередного передоза дешёвых наркотиков и паленого алкоголя. Даже когда Вы вступили в ряды этого центра. МЫ знаем о Вас всё, но не стоит бояться. Никто не собирается Вас убивать… пока, — он метнулся ко мне и сел напротив, смотря за моей реакцией…, а правда была такова, что я был в большом шоке от услышанного. Кто-то всё время следил за мной, а я даже не знал этого!
— Зачем? — это единственное, что я мог сейчас сказать, а вернее, выдавить из себя.
— Зачем спрашиваете… Хмм, скажем так, из всех этих людей Вы — единственный, кто подходит для нашей миссии. Многие, кому доверяли это дело, не справлялись. Но Вам не стоит бояться. Ведь наше дело может спасти миллионы жизней. Ну, или уничтожить, как пойдет. А пока, это всё, что Вам следует о нас знать, — он мельком глянул на часы.
— О… время сеанса уже вышло. Ну да ничего. Мы ещё увидимся, Вы отличный доктор. Спасибо, мне прямо захотелось жить дальше, — он смотрел прямо сквозь меня и в его зелёных, как трава, глазах, я прочитал безумство и манию величия.
Когда он исчез, оставив меня одного, воздух стал прежним, снова позволяя мне шевелиться. Но, несмотря на это, чувство беспомощности лишь усилилось.
Осознавать тот факт, что всю жизнь за тобой наблюдали, дабы во что-то втянуть, было очень тяжело с первой минуты, как я об этом услышал.
Уже сидя в баре, я рассказал о случившемся Рики. Он внимательно выслушал меня и попытался успокоить, ведь в таком взвинченном состоянии я давно не был:
— И представляешь, он знал всё. О матери, о наркотиках, о кошке… И что за миссия, кто эти «мы», и почему он сразу не убил меня?! — я сидел в обнимку с рюкзаком, вываливая на друга множество вопросов и пытаясь унять сильную дрожь.
— Так, успокойся. То, что не убил, это хорошо, но и правда странно. Может, они готовят тебя к чему-то, а сейчас ещё рано? — Рики ни черта не умел успокаивать!
— Здорово! Меня потом могут убить или ещё во что-нибудь втянуть! Ты узнал что-нибудь об этом типе? — Рики у нас был спец по всяким тайнам. По крайней мере он себя так назвал.
— Да. Он не пациент нашего центра. Просто записался к тебе на прием, фамилию не указал, только имя и возраст. Больше никаких документов, — от этого я лишь больше расстроился.
— Я попробую ещё что-нибудь найти, а ты пока будь осторожен, — он оставил купюру на столе и вышел из бара. Я же остался наедине со своими мыслями. Музыка играла на заднем фоне и я почти не слышал слов песни. Судя по мелодии, это было что-то до жути красивое. Но когда я попытался прислушаться, смог уловить лишь легкие ноты мелодии. Казалось, что мои мысли были где-то в прострации, далеко-далеко, паря надо мной где-то в этом безумном мире.
Как бы я хотел уметь летать: не телом, но душой. Но огни бара вновь и вновь возвращали меня в реальность.



UtaKaneki

Отредактировано: 18.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться