Лекарство для магии

Размер шрифта: - +

Психо

Я с трудом пытался увидеть хоть что-то через лучи яркого света. В ушах стоял сильный звон. Но ощущение уличной прохлады я всё же смог почувствовать.
— Крис, надо помочь ему встать, они догоняют! — где-то вдали я слышал голос Лео. Или мне так казалось…?
— Что… что происходит? — голос меня не слушался, и вопрос получилось задать только со второй попытки. И ещё… я не слышал себя. Нет, я знал, что говорю, но ничего не слышал… и это пугало.
— Надо уходить, Лео, быстрее! — отец… Значит, тогда, в лабиринте, это был всё-таки он.
Я хотел что-то сказать, но почувствовал, как меня подняли и усадили на что-то мягкое. Вероятно, это была спина Лео. В глазах продолжали мелькать огоньки, и я не мог разглядеть происходящее. Но как только я убедился, что плотно сижу, как вдруг резкая боль в спине сбила меня, и я упал на землю, при этом больно ударившись головой. От удара в глазах потемнело, и я снова потерял сознание. Больше я ничего не помнил…

***


— Уилл, ты вовремя очнулся, — этот голос, он эхом отдавался где-то в глубинах моего подсознания. Голова ещё болела после удара.
— Ты заставил меня попотеть. Я, знаешь ли, уже не в том возрасте, чтобы бегать за молодняком по всему лабиринту, — он был явно недоволен, только я никак не мог понять, чем именно.
— Кто ты? — в горле пересохло. В данный момент мне хотелось лечь и крепко уснуть.
— Тебе незачем это знать. Для того, кто слишком много знает, ты стал слишком большой занозой в их задницах, — сразу после этой фразы последовал удар в живот, от которого я согнулся пополам, сползая на пол по стене. Видно я ему слишком насолил. Только чем?
— Где Лео? — я надеялся, что он сможет придумать выход из всего этого, что он спасет нас.
Я поднял голову, пытаясь увидеть лицо этого человека, но в комнате не было окон или каких-либо других источников света.
— Ты про того пушистика? Его голова украшает вход в мою спальню.
От услышанного я не понял, как оказался прямо перед ним с огромным желанием разорвать его на кусочки. Но, осознав факт моих ограничений в действиях, я, стиснув зубы, отошел от этого ублюдка.
— Сволочь, — всех моих чувств, ярости, презрения, тоски… Их было недостаточно для того, чтобы вырваться из оков, на которые меня посадили как собаку.
— Не кипятись, его главной задачей было вытащить тебя и твоего горе-папашу из лабиринта. Пусть даже и ценой своей жизни, — я должен был молча выслушать издевку в его голосе. Но, как оказалось, моя ярость была слишком сильна.
— Заткнись! — я хотел было отступить от него, но тот с помощью силы протянул меня к себе, сжав пальцы своей руки на моей шее. Из-за маски я не мог видеть его лица.
— Заткнуться… Ты даже не представляешь как влип, парень. Я заставлю тебя пожалеть о том, что ты явился на свет, — после он толкнул меня так, что я ударился спиной в бетонную стену. И новая волна боли пронзила тело.
— Кстати говоря, ты теперь здесь надолго. Видишь ли, этого места нет ни на одной карте. Оно было построено специально для того, чтобы во время пыток твоих криков не услышали.
Мужчина вышел, и я остался один.
Тишина убивает, но ещё больше убивает осознание того, что я снова потерял друга.
— Ты же обещал не сдаваться… Врал?
Я резко поднял глаза в поисках того, кто это сказал.
— Я здесь, — вертя головой в разные стороны, я никак не мог найти источник звука.
— Кто ты? — надо вывести его на разговор.
— Кто я…? Тот, кто знает о тебе всё. Ты всю жизнь врёшь, даже тогда, в лабиринте. Бла, бла, бла.
— А ты, значит, знаешь правду обо мне? Интересно было бы послушать, — ухмылка озарила моё лицо. Этот тип хочет меня спровоцировать.
— Правда? А что это такое? Лишь признание самому себе в том, что твоей вины нет, и очередной бред для самоуспокоения своей совести.
— Это не самоуспокоение. Там, в лабиринте, я освободился от груза вины, и ты не сможешь снова повесить на меня этот чертов хомут, — с каждой минутой разговора я всё больше злился на этого типа.
— Может так, а может и не так… То, что я тогда слышал, мне убедительным не показалось.
В какое-то мгновение передо мной предстало лицо, его лицо. Но, присмотревшись, я увидел себя, бледного и словно холодного, с чёрными дырками вместо глаз. К такому жизнь меня явно не готовила, поэтому от увиденного я отполз подальше.
— Чего ты хочешь? — прошептал, стараясь смотреть в другую сторону и убеждать себя, что это просто кошмар.
— Узнаешь. Всему своё время.
Наконец, он замолчал. Надолго или нет, я не знал, но надеялся на это.
Итак, я схожу с ума. Осознание этого пришло ко мне постепенно, и от этого мне стало и смешно, и грустно.
Смешно, потому что психологу нужен психолог, а грустно, потому что я к этому могу привыкнуть.
— И что же дальше? — запястья болели от оков, и, как бы я не пытался освободиться, становилось только хуже. Лишь стёр руки в кровь.
— Пф… блеск, — пришлось эту затею бросить. Был бы тут отец, он бы придумал способ. Подумав о нём, я задумался: Лео убит, а отец? Что с ним стало?
Надо придумать план, как выбраться. Но что я имею?
Пункт первый — этот тип знает обо мне всё, а я о нём ничего;
Пункт второй — я нужен ему живой, но пока не мог понять для чего;
И самое главное — я без понятия где нахожусь. Кроме маленькой бетонной комнаты мне было видно очень немногое: старый матрас на полу и ведро… Боюсь себе представить, для чего оно… В комнате не было ни одного окна и лишь одна дверь.
Состояние безысходности смешалось во мне с полной потерей во времени. Они давят психологически, медленно убивая меня, как наркотик.
Интересно, сколько я здесь? Час, два… а может день?



UtaKaneki

Отредактировано: 18.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться