Леля и красный волк

Размер шрифта: - +

Леля и красный волк

- Это не я, оно само, - сказала девочка, топнула ногой и побежала к васильковому полю. Ветер завивал ее рыжие волосы в кудри, а ее босые ноги тонкой бороздой разделяли синие цветы на два континента.
- Леля! - звал ее красный гривистый волк, - вернись!
Но она, не оборачиваясь, бежала по полю в сторону изумрудного леса.
- Леля! - снова окликнул он, встал на тонкие задние лапы и приложил переднюю ко лбу, всматриваясь вдаль.
Девочка бежала все дальше и дальше, смахивая маленькой ладошкой слезы, хлынувшие с зеленых глаз. - Вот так всегда, - грустно сказал волк, спустился на четыре лапы и медленно побрел следом, чтобы не тревожить ее еще больше.
Нашел ее на опушке леса, в домике, спрятанном среди ветвей дуба. Заметив его, Леля отошла от окошка и притихла.
- Спустись, поговорим, - предложил гривистый волк. Но девочка молчала. – Леля, ну же. Не стоит бояться, - пытался уговорить он. 
Немного подумав, девочка снова подошла к окну.
- Сам приходи, - сказала она.
Красный волк снова встал на задние лапы и принялся карабкаться по тонкой деревянной лестнице наверх.
- Что тут у тебя? – спросил он, стоя в пороге.
- Все, что пожелаю, - ответила девочка. – А ты? Чего хочешь ты? – поинтересовалась она. – Есть ягодный чай с медом, зефир и крекеры.
- Я поговорить хочу, а не твои придуманные сладости, - скривился волк.
- А мне и придуманные вкусные, - сказала Леля и надкусила розовый зефир. 
Волк вошел внутрь и уселся в кресло-качалку напротив девочки. На столе стояла ваза с теми же васильками, белый фарфоровый чайник, стеклянное блюдце с медом и тарелка со сладостями.
- Как у бабушки, - констатировала девочка.
- Понимаю, - меланхолично протянул он и принялся раскачиваться в кресле.
- А тебе бы поесть не мешало, - сказала девочка, пытаясь оттянуть серьезный разговор. – Вон, какой худой - ни волк, ни лис, жираф какой-то. Странный, - сказала она и пожала плечами.
- Ну, какой есть, - буркнул агуарачай. – Я все-таки редкий зверь.
- Интересно увидеть того, кто тебя придумал. Может, мы бы подружились, - думала вслух Леля.
- Так вот, - начал волк. – Как же так произошло?
- Я же говорила, это не я, оно само, - снова повторила девочка и надула губы.
- Леля, пойми, тебе надо вспомнить. По-другому никак, - озадаченно пробормотал зверь.
- Ты же знаешь, что я не хочу вспоминать. Не хочу и не буду! - капризничала она. Потом отвернулась. – А что будет? Что будет, если я не вспомню?
- Ты останешься здесь навсегда, - сказал серьезным тоном гривистый волк.
- И что в этом плохого? – спросила девочка. – Мне здесь нравится. Можно придумать все, что хочешь.
- Не все, - сказал гость. – А только то, что ни на что не влияет. Но это тебе скоро наскучит, вот увидишь.
- Как наскучит, тогда и поговорим, - сложив по-взрослому руки на груди, сказала Леля и прикрикнула. – Уходи!
- Ладно, - смирившись, ответил волк. – Видали и капризней.
Леля опустив глаза молчала. Красный волк, облокотившись лапами о ручки кресла, встал и направился на выход. - Скоро увидимся, - подмигнул он, ловко спрыгнул вниз, и скрылся в глубине леса.
Малышка выглянула в окошко, с облечением вздохнула, завернула в салфетку надкушенную зефирку, положила в карман платья и тоже полезла вниз. Ей хотелось осмотреться в этом новом месте. Раз она решила тут остаться. Приподняв за края зеленое платье, она побежала обратно к полю васильков, по вытоптанной ранее тропинке. За полем была знакомая поляна, с которой все и началось, а дальше, вдалеке, виднелась речка. Леля остановилась, отдышалась и уже пошла не спеша в сторону шумящей воды.
Усевшись на берегу, она задумчиво, посмотрела на противоположный берег, потом подобрала палочку и принялась ковырять песок, выкапывая камни забавной формы. Разглядывала их, придумывая им прозвища, в зависимости от того, кого или что они напоминали, и складывала в ряд. Просидев так около часа, она зевнула, поднялась, смахнула с платья песок и пошла вдоль реки.
Спустя какое-то время она остановилась и огляделась по сторонам. «Река, трава, цветы, деревья. Скучно», - подумала она. – Почему ничего не происходит?», - закрыла глаза и спустя несколько секунд снова открыла. На песке появилась большая кукла. Она улыбнулась, взяла ее за руку и потащила за собой.
- Знаешь, на самом деле, я все помню, - сказала она кукле. – Только признаваться не хочу.
Кукла молчала. - Потому, что так не хочется помнить, что я виновата, - объясняла она дальше, оборачивалась по сторонам – никто ли не слышит ее признания. – А еще мне очень-очень страшно, что придется отвечать за то, что я натворила. Но, честное слово, я не хотела.
Леля снова остановилась, села на теплый песок и посадила куклу напротив себя. Поправила на ней такое же зеленое платье, всполошила такие же рыжие, как у нее самой, волосы, и выставила вперед ее белые ладошки. Потом вытащила из кармана сладость, размотала салфетку и вложила кукле в руки.
- Кушай, сама сделала, - произнесла она и посмотрела игрушке в глаза. Выждав несколько секунд, забрала у нее зефирку и съела сама. – Правда, вкусно? – спросила она у куклы и, кивнув ее головой, пробубнила от ее имени «угу». Снова встала, подняла с земли куклу и швырнула ее в реку. Ту мигом унесла быстрая вода вниз по течению.
- Хочу настоящего друга! – крикнула Леля и затопала ногами. Но ничего не произошло. Тогда она развернулась и пошла обратно к домику на дереве, потому что уже темнело, и других домов она тут пока что не видела. «Переночую там, а утром придумаю себе лошадку», - решила она. – «И поскачу на ней туда, где есть такие же девочки, как я».
В домике было уютно. Но все равно страшно. Она еще никогда-никогда не ночевала одна. Леля зажгла светильник возле маленькой кроватки, обложилась подушками и укрылась с головой пуховым одеяльцем. Спустя минуту высунула голову и затащила под одеяло взявшегося из ниоткуда плюшевого мишку. Но сон не приходил.
- Расскажи мне сказку, - попросила она. Но в домике было тихо, лишь за окном тихо шуршала листва и пели птицы. - Ту, мою любимую, - прошептала Леля и заплакала.
- Однажды в одном далеком королевстве жила себе маленькая принцесса, - услышала она знакомый голос и притихла, боясь, что он исчезнет. – Король с королевой очень любили свою единственную дочурку и всячески ее баловали, - медленно продолжал голос, выделяя каждое слово по отдельности. - Они дарили ей самые красивые куклы и игрушки, сделанные придворными мастерами, каждый день подавали к столу самые вкусные заморские сладости, привезенные купцами со всех уголков света, наряжали в самые красивые платья, расшитые невероятными цветами – чтобы их дочь была счастливой. Каждая маленькая девочка бы позавидовала тому, как живет принцесса, - продолжал голос, но Леля уже уснула.
Утром девочка спохватилась, сбросила на пол одеяло вместе с мишкой, вскочила с кровати и подбежала к столу. На нем стояла чашка теплого молока и ее любимые блинчики с клубничным вареньем.
- Мама! – позвала Леля и бросилась к окну. Внизу стоял красный волк.
- Здравствуй! – сказал он и привстал на задние лапы. Девочка отошла от окна и села за стол, подперев щеки кулачками и надув губы. Она слышала, как волк взобрался по лестнице и вошел в дом, но даже не обернулась. 
- Ты же все прекрасно понимаешь, - сказал он, стоя у нее за спиной. – Мамы здесь нет.
- Кто же тогда читал мне сказку? – спросила Леля, подошла к зеркалу и увидела, что ее огненные волосы заплетены в косички.
Волк загадочно улыбнулся. – Может, тот, кто придумал это место? – спросил он, будто девочка это знала лучше его. Он снова по-человечески уселся в кресло-качалку и тоже уставился на блины. – Вкусно, наверное? – предположил он.
- Раньше было вкусно, - сказала девочка и уронила слезинку в чашку с молоком. – Когда их готовила мама.
- Она тоже плачет. Ты чувствуешь? – просил он.
- Да, - ответила девочка и посмотрела в угол, где стоял небольшой стеклянный аквариум, круглой формы. Он был до половины наполнен водой. – Когда буду уходить, придется взять его с собой, - сказала она, потом закрыла глаза, а когда открыла – в соленой воде уже плавала рыбка. – Так легче, - заверила Леля.
- Значит, ты готова признаться? – спросил агуарачай. Девочка опустила взгляд.
- Пошли, - позвала она, быстро вскочила, взяла сосуд и спустилась вниз. Волк спрыгнул следом, и они направились в глубь леса.
Там она еще не была. Чтобы ходить в страшные места, ей нужен был друг, но придумать настоящего, живого, она не могла. Потому что это только частично ее мир. И теперь пришло время его покинуть. Если она, конечно, отважится.
Шли они, шли, пока не оказались на поляне. Леля поставила аквариум на землю и принялась тереть руки.
- Попрошу ее, чтобы меньше плакала, - обернулась она к волку. – А то тяжело нести.
- Ты можешь оставить его, - предложил зверь. Но Леля опять-таки ничего не ответила. Она закрыла глаза. И увидела маму. Та как раз пыталась уснуть, уткнувшись лицом в мокрую подушку.
- Мама, мама, мамочка, не плачь, - стала просить ее Леля. Мама во сне обняла ее, поправила разноцветные резинки на косичках и улыбнулась. – Мама, мамочка, - все хорошо, - успокаивала ее Леля, прижимаясь щекой к теплой маминой ладошке. – Только так много не плачь, а то тяжело носить твои слезки. – Мама гладила ее по голове и говорила: «Я постараюсь, но не знаю, смогу ли. Я буду помнить тебя всегда». Леля обняла ее и открыла глаза.
Красный волк смотрел, как из них прозрачными бусинами посыпались слезы.
- Ну, вот, - казал он. – И сама туда же.
- Идем, - отрезала Леля, подняла аквариум и поспешила вперед, не оборачиваясь на зверя. Тот помотал головой, потом неожиданно подхватил ее под ноги и забросил себе на спину, и девочка поехала на нем верхом, одной рукой ухватившись за гриву, а второй прижимая к груди аквариум.
- Почему мы никого не встречаем по пути? – спросила она. – Неужели мы с тобой здесь одни?
- Не одни. Просто это слишком большой мир, и каждый выбирает сам, кого он хочет или не хочет встретить, - ответил волк.
- Но я хотела встретить друга. Тогда я могла бы оставаться здесь, сколько хочу, тогда бы мне не было страшно, - заверяла девочка.
- Иногда мы не понимаем, что у нас уже есть то, о чем мы мечтали, - ответил агуарачай.
Спустя какое-то время они вышли к бескрайнему океану. Волк остановился и присел, чтобы Леля могла слезть на землю. Девочка поставила аквариум на песок и, заметив, что воды стало еще немножко больше, грустно вздохнула.
- Это конец? – спросила она.
- Это привал, - ответил зверь. Он закрыл на секунду глаза, а когда открыл, Леля увидела, что возле них появились деревянные садовые качели. Очень похожие на те, что стояли в саду ее дома – с таким же навесом из белой ткани и мягкими подушками. Не долго думая, она вылезла на них с ногами и удобно расположившись, стала медленно раскачиваться, глядя на играющий волнами океан. Волк примостился у ее ног. Какое-то время они сидели молча.
- Знаешь, - нарушила умиротворенную тишину Леля, - на самом деле я все помню.
- Знаю-у-у, - протянул гривистый волк.
- Это я сделала, - призналась она.
- Знаю-у-у, - повторил волк. – Расскажи.
Девочка вздохнула. – Сейчас у меня почему-то больше ума, будто одна часть меня – это я, маленькая Леля, а вторая – взрослый человек. Странно. Если бы я тогда понимала, как сейчас - все было бы по-другому, - предположила она.
- Все было бы так, как должно быть, - заверил волк.
- Мне всегда нравилось смотреть на огонь. Он был таким красивым и живым. И меня почему-то очень сильно тянуло к нему. Вот, - протянула она ладошки вниз, к волку, и он увидел на них ожоги. – Я знала, что он больно обжигает, но это меня не останавливало. Мама прятала спички и зажигалки, потому что ей уже приходилось тушить мой кукольный домик, старые газеты на чердаке и много чего еще. В тот день я выменяла у соседской девочки шоколадное яйцо на спички. И пока мама была на работе, я няня общалась внизу по телефону, я поднялась к себе в комнату, вырвала альбомные листы, помяла их и соорудила снежную гору. Мне очень хотелось посмотреть, как она растает. Я чиркнула спичкой, поднесла к вершине – и она вспыхнула. Было невероятно красиво. И тепло. Но потом рыжие огоньки побежали к окну и начали карабкаться по шторе - она тоже вспыхнула. Очень быстро. А другие огоньки побежали ко мне, – рассказывала дрожащим голосом Леля. - Я не помню, было ли мне больно. Наверное, очень-очень. Но тогда я просто думала, что я тоже огонек. А дальше я уже наблюдала за всем свысока, будто у меня выросли крылья - как пламя заполнило всю комнату, панику няни, вой пожарных машин, маму, пытавшуюся прорваться в горящий дом. И яркий свет… А потом я оказалась здесь, на полянке, и увидела тебя.
- Спасибо, - сказал красный волк, снова поднялся на задние лапы и уселся рядом на качелях.
Леля плакала. – Мне так жаль маму, - прошептала она сквозь слезы. – Это я виновата. Не она. Это все я…
- Что поделать, - грустно произнес волк и обнял ее худой лапой. – Теперь мы можем идти дальше.
– Я готова, - вытирая слезы, сказала девочка, взяла аквариум и вылила соленую воду вместе с рыбкой в океан. Обернулась на гривистого волка, тот улыбнулся, подал ей лапу, и они ушли в  морскую бездну, где Лелю ждал новый мир, новая жизнь и новая мама.



Арна Логард

Отредактировано: 04.05.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться