Лемниската истины

Размер шрифта: - +

Глава 25

- ...двенадцать...

Двенадцать? Это же больница, где находится Делла. Что там случилось? Я слышала крики и звуки разбивающегося стекла. Там точно что-то случилось.

Я живо положила телефон в карман и убежала обратно. Я бежала так быстро, как никогда не бежала. В входном коридоре столкнулась с другом Девина, Диланом. Он, как всегда, шел на половину скрыв свое лицо и держа руки в кармане куртки. Куртка была расстегнута и на футболке отображалась надпись моей любимой фирмы одежды ADIDAS. Когда я пробегала мимо, он бросил на меня странный взгляд. Если я не ошибаюсь, сейчас у нас урок истории, наверное, если это так, то ему не повезло, потому что опоздал на одну-две минуты. Пустяки, конечно, но скажи это Ойвалин, тебе не сдобровать. 

- Ломор, куда? - закричал мне вслед охранник, когда я уже выбежала из здания.

Выкрикнуть ответ времени не было. Больница сразу за углом. Я туда и обратно. Немного времени вроде. 

Когда очутилась на улице больницы, мой рюкзак скользнул с плеча и упал на тротуар. Происходящее в больнице если не пожар, то катастрофа. Из окон выходил черный дым, внутри кричали люди, а некоторые выбегали держа платки на лице. Перед самим зданием были одинаковые черные машины. Пять. За пациентами выбежали люди в черном костюме и маске. У них в руках были оружия. Я видела как минимум двадцать человек в этой форме, и все они кинулись к своим машинам. Наверное сейчас подъедет полиция и пожарные, поэтому они так трусливо ускользают. Когда четыре машины покинули место происшествия в больнице прозвучал выстрел. Я неосознанно вздрогнула, но не смогла сдвинуться с места. Потом, оттуда вышел знакомый мне человек. Этот человек не раз пытался меня убить, он не раз за мной следил. Лысый, в черной форме и единственный среди всех, без маски. Его черные очки пугали настолько, что я снова вздрогнула. Затем, он повернулся ко мне. И тут я поняла главное - я больше никогда не буду носить солнцезащитные очки. Несколько секунд этот мужчина стоял, убивая меня своим взглядом, а потом, он поднял руку и направил на меня пистолет. Я не двигалась. Не могла. Ошарашенно стояла с огромными глазами полными негодования. Он выстрелил... Я рефлекторно зажмурилась, но не двинулась с места. 

Я думала конец близок. Мне осталось ничего. Сейчас земля подо мной исчезнет и я рухну на этот твердый каменный тротуар. Всегда было интересно, что бывает с умершим человеком? Его душа и правда перейдет в другое новорожденное тело, или будет блуждать по Земле, а может, останется в могиле до приближения Судного дня. Я читала об этом в интернете. Религия Ислам об этом утверждает.

Я ждала. Вот сейчас и узнаю ответ на свой вопрос, думала я. Но ничего не произошло. Я как стояла застывшая на месте, так и осталась стоять так же. Когда медленно открыла глаза, увидела, что пистолет этот мужчина опустил, но не сводил с меня своего ужасного, скрытого за черными стеклами, взгляда. Я медленно повернула голову и увидела невинную жертву этого кошмара. Это была птица. Маленькая, миленькая ласточка рухнула вместо меня на этот твердый тротуар. Мне стало ее настолько жалко, что слезы окутали мои глаза и я пожалела, что это пуля попала не на меня. Бедная птица. Я не смогла так стоять. Подошла и подняла ее. Мои руки сразу покраснели. Я, со всей злобой, скопленной за эти несколько минут, посмотрела на этого титана.

- Мы предупреждали тебя, Вилинтина Ломор, - твердым голосом заговорил мужчина. Он был далеко, но голос звучал как рядом. 

Мужчина вальяжно прошествовал к последней оставшейся машине и сел в переднее сиденье. Когда она уехала, я снова посмотрела на птицу у себя в руках. Как же мне ее жаль. Это птица, вид которой я не раз видела и который мне очень нравился, но мне кажется, что я ее, именно эту ласточку знала всю жизнь. С ней в руках я побежала в больницу. Когда вошла внутрь еще шире открыла глаза. Коридоры дымили, деревянные двери, все что я лицезрела были сбиты с питель, люди в больничных халатах и пациенты в пижамах лежали на полу и стонали. Кто-то был в обмороке, кто-то был сильно ранен, а кто-то плакал. Детей я приметила за одним углом, малыши плакали и обнимали друг друга. Я подошла к администраторскому столу и схватив бинт подошла к детям. На ходу осторожно завернула ласточку в толстый слой бинта так, чтобы на виду осталась голова. Я до последнего надеялась, что маленькая невинная птичка осталась жива, хотя понимала, что это невозможно. Когда я подошла, из множества детей вышла маленькая девочка, обнимающая игрушечную птицу. На вид ей было лет четыре или пять. Я опустилась перед ней на корточки и малышка заговорила, глядя на мою птицу:

- Это птичка? - мягко, совсем детским голосом спросила она.

- Да, - так же мягко, стирая свободной рукой слезы ответила я. - Можешь ее подержать? Я скоро вернусь. Позаботишься о ней?

Девочка, с рыжими кудряшками кивнула и протянула свои нежные ручки. Я осторожно положила забинтованную ласточку ей на ладони. 

На последок, бросив на птицу в ее руках грустный взгляд я убежала к уже знакомой мне палате. По пути, заметила медсестру у входного стола, которая с общим телефоном в руках лежала на полу. Я сразу поняла, что это она мне звонила. 

Когда с далека увидела, что дверь в палату Деллы тоже сбита с петель, я ускорила бег, но не ворвалась в комнату. Остановилась сразу на пороге, когда красная лужа жидкости текла по полу. Я начала стараться дышать, поскольку легкие сразу отказали при виде лужи. 

- Нет, - прошептала я когда моим глазам открывался вид внутрь палаты. А когда увидела лежащее среди моря крови знакомое тело, прихватила обеими руками лицо и заплакала. Я все медленно отстранялась от комнаты и приклеилась на противоположную стену. 

- Не-е-ет, - я заплакала громче, руки сами упали с лица. Дышать становилось все труднее и труднее. 

Делла лежала на холодном полу с открытыми глазами и приоткрытым ртом. Светло-голубой цвет ее больничной одежды еле различался среди красного моря на ее груди. Длинные седые волосы с некрепким пучком прикрывали почти все лицо. 



Нелли Исаева

Отредактировано: 21.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться