Лемниската истины

Размер шрифта: - +

Глава 31

Темнота. Прах. Одиночество. Беспомощность. Вот что испытывает человек закованный в цепи уже несколько лет. Человек, который даже не помнит, когда ходил на своих ногах, как пожимал руки своим сотрудникам, как дарил одобрительную улыбку на протяжении всей своей карьеры. Он считал, что жестокость никак не может образумить человека. Жестокостью человек только ухудшает мнение другого. Давно известные нам слова "Деньги правят миром", он заменил на "Улыбка правит всем". Всю свою жизнь он отдал на благо окружающего мира. В него входили и самые чудовищные создания - люди. 

Не все люди такие жадные, жестокие и эгоистичные. Он это понимает. Но владеющие именно этими качествами, почему-то превышают всех тех, кто о них даже не смыслит. Жадность, жестокость и эгоизм уже давно захватили разум человека. Эти три слова объединены в одно безобидное слово, которое уже давно стало причиной измены своим хорошим качествам. Это обычная бумажка, которая изготавливается из дерева. И это обычная бумажка, которая отвечает за все в нынешнем мире. Деньги. Именно из-за них на Земле 95% ссор, разногласий, обмана, коварности, эгоизма, жадности, жестокости, убийства, суицида. В этих шести буквах кроется такое большое количество негативной энергии. Ради них человек готов абсолютно на все. 

Это и стало причиной его многолетней закованности. 

Закалес медленно поднял свои темные веки. Он остановил взгляд на стакане с водой, лежащий перед ним уже долгие двадцать минут, но не как не попадающий в рот. Полость рта уже давно осушилась и она требовала влаги. Один шаг. Всего лишь один шаг разделял его от цели. Он был прикован к высокому стулу. Из верхней одежды на нем была рубашка, точнее кусочки оставшиеся от нее, и грязные штаны, которые тоже были искажены до коленей. Русые волосы мужчины влажные от пота и худшего вида как никогда. Его прежде яркие глаза уже восемнадцать лет как потускнели. А мягкие ладони окаменели. 

Он находился в темной, небольшой грязной комнате, которая уже давно не видала света этого мира. Казалось, что ее взору было открыто лишь принуждение, избиение и горечь. Даже пауки, давно заселившиеся на каждом углу комнаты, казалось, отворачиваются при исполнении этого жестокого процесса. И крысы прячутся, или в своих норках, или за попавшей по дороге к спасению предмета испорченного мебели. Вот одна пробежала перед ним и скрылась за единственным целым диваном, который предназначен специально для "его величества".

Закалес так опустошен, что в ходе ее бега, старательно зашептал:

- Помоги.

Прошло еще несколько минут, длившиеся для заложника целую вечность. Итак держащаяся на петлях деревянная дверь рухнула прямо у порога. Закалес знал, что он заявится сегодня. Знал, что этого дня ему не избежать. Знал, что будь он полон сил, давно бы прикончил этого гада. 

Дорогие кожаные туфли остановились перед ним и твердая рука схватив холодный подбородок, приподнял лицо Закалеса. 

Их взгляды встретились. Яростный Закалеса, и жадный неизвестного.

Темное помещение скрыло лицо визитера, но было отчетливо видно, что он бросил усмешку в сторону стола. Потом он откровенным смехом вернулся к ответному удару этих светлых яростных глаз.

- Не думал ты, Зак, что когда-нибудь придется умирать от жажды, да? - насмешливо спросил он, и оставив подбородок заложника, повернулся к столу и взял стакан. Он приподнял его на уровень своих огромных глаз и начал крутить им, как будто играя. - Интересная это вещь - вода. Не так ли Зак? - снова насмешливый тон, брошенный заложнику.- Вода - источник жизни. Без нее не было бы ничего. Буквально. Ни тебя, ни меня, ни мира вообще.

- Что за чушь ты несешь?- плюнул ему в ноги Закалес.

Тот не обратил внимание на это дерзкое действие со стороны заложника и продолжил дальше нести свою "чушь".

- А ведь признай Зак. Я правильно говорю? 

Конечно вода - источник жизни. Без нее вообще планеты не было бы. Но к чему ведется разговор этого варвара?

- Возьми Зак. Не хочу, чтобы ты меня чудовищем считал, - он протянул стакан с водой, но не скрыл своей усмешки.

Чудовищем? Перед его глазами он давно стал самим дьяволом, что уж чудовище. 

- Ах да,- он ударил себя по лбу, - Совсем забыл, что руки твои заняты.

Через несколько секунд, Закалес обессиленно сидел на шатающемся стуле и держал в руках стакан с водой. Мгновение и в голове пролетела мысль, что вода может быть отравлена. Но мысль быстро улетучилась, поскольку он знал, что необходим неизвестному. Настолько необходим, что словами не описать. 

Перед Закалесом сейчас стояла жертва. Ему одновременно и было жалко его, и одновременно был настолько зол, что прикончил бы его этим простым стаканом. Он сам виноват. Сам виноват в том, что отдался во власть жадности. Эгоизм и жестокость захватили весь его разум, и сейчас его волновало только одно - власть.

Он лишил его всего. Лишил его крыши над головой, лишил права свободы, лишил его семьи... Семья. Уже восемнадцать лет он находится в этом неведомом ему здании. Он знает лишь то, что это здание, а это в нем самая маленькая комната. Каждый месяц его навещает злоумышленник, который сейчас стоит перед ним, и в этот день он подвергается пыткам. Три удара кнутом. Первые три года это были одиннадцать ударов, но постепенно число уменьшилось. Он, наверное, лишился половины своей крови. Ноги уже давно не чувствовали ответственности за направление и равновесие. Его режим дня был прост: Пять часов на неудобной кровати, а остальное на этом стуле.  Из еды ему давали: на завтрак - молоко и хлеб, обед - мясной суп,  ужин - немного жаренного мяса. И все это в небольшом количестве.

Закалес был богат. Очень богат. Он знает, что мир убежден в том, что он давно покинул этот мир. Он и его жена. Но в тот день мир покинула только Фариса. Его красавица жена.



Нелли Исаева

Отредактировано: 21.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться