Лента любви

25 июля. Четверг.

Лето проходило как нельзя лучше. Погода радовала своей температурой. Практически каждый день я ходила на пляж: купаться и загорать. Поехать куда-либо мне не удалось, потому что родители были сами постоянно в разъездах, а одну отпустить они меня никуда не могли. Дилан уже уехал, чтобы заранее договориться с общежитиями Стэнфорда (или снять для себя какую-нибудь однокомнатную квартиру). Иногда бывало, что я неделю должна была круглыми сутками быть одна, но Хайден этого не допускал. Он приходил и оставался со мной до вечера: мы смотрели разные фильмы, разговаривали, бесились, либо выходили из дома и катались на велосипедах. Иногда Хайден подрабатывал в разных местах: был спасателем на пляже, работал на кассе. 

День с самого утра выдался очень солнечным, поэтому с Хайденом мы решили встретиться в кафе, чтобы поесть мороженного.

За столиком меня встретило не самое лучшее настроение Хайдена.

- Привет! Прости, я опоздала. Впредь буду внимательна ко времени. Я надеюсь, ты не обиделся? – с улыбкой произнесла я. Мое настроение было отличное, чтобы развеселить человека.

- Нет, что ты? Приличная девушка всегда должна опаздывать на 10-15 минут, а ты до невозможности приличная, что никогда этого не делаешь. Ну, если только сегодня... – с усмешкой его лицо смягчилось. Он подошел ко мне и поцеловал в щеку с грустными и очень задумчивыми глазами.

- Ну, необязательно. Ладно, уже забыли. Так, что будем заказывать? – весело сказала я, садясь за столик.

- Гризл, мне нужно сказать тебе одну...  важную вещь.

- Выкладывай! – как ни в чем не бывало  сказала я, перелистывая меню.

- Гризл, я уезжаю.

- Правда? Вы поедете отдыхать? – я была так рада, что счастья моему не было предела. Ведь у Хайдена тоже не было возможности поехать куда-либо отдыхать. Причина была в том, что он бы ни за что никуда не поехал, потому что не может оставить отца одного. Для него папа - это единственный родной и дорогой человек в его жизни.

- Нет. Я уезжаю из города... Можно сказать, навсегда.

Было ощущение, что на меня упал асфальт и тысячи людей начали на нем бегать.

- Что?...Как?...Куда?... - я замотала головой от подступающей дурноты.

- Гризл, я хотел тебе сказать...Но, пойми, мне тоже очень тяжело. Отцу предложили новую и высокооплачиваемую работу в северной стране, в тысячах миль отсюда. Мы отправимся туда через неделю.

Я в конец потеряла дар речи и не смогла ничего ответить.

- Гризл, ну скажи что-нибудь! Ты думаешь,  мне не больно?... – с горечью в глазах произнес он.

Я попыталась настроиться и еле-еле выпалила, смотря в одну точку:

- Как-то ты сказал...что я слишком доверчива. И спросил: "Неужели ты поверишь, если я скажу, что уезжаю на север?..." – на долю секунды я замолчала. 

- НЕТ! Я НЕ ВЕРЮ! – закричала я. - Это одна из твоих шуточек, Бартлет?

- Я бы сам хотел, чтобы всё это было неправдой! Но нет...Это реальность. Жестокая и несправедливая реальность.

Я опустила глаза и шепотом произнесла:

- Как же мне теперь жить... раньше был Дилан. А сейчас – никого. Ведь ты для меня – всё. Всё. ВСЁ!

У меня случился приступ шока. Еще надо учесть то, что я не могла плакать, а комок в горле застрял и не давал нормально дышать.

Хайден был явно растерян. Он в первый раз не знал, как поступить, но все-таки нашел слова:

- Ты – мой самый лучший друг. И я буду помнить тебя всегда. Всю жизнь. Вечно... Клянусь, Гризли! Я не исчезаю, я все также останусь для тебя, как ты говоришь, ВСЕМ. Черт, знала бы ты, как мне приятно это слышать от тебя, но одновременно и больно. Мне больно так, что сводят судорогой все конечности. Пожалуйста, Гризл, постарайся меня понять. Я хочу, чтобы ты была счастлива, и я добьюсь этого. Верь мне! Я добьюсь этого! И мне плевать, что ты даже не придашь этим словам никакого значения. Я докажу! Вот увидишь, что это не пустые слова. А сейчас... нужно думать о том, что происходит на данный момент. Не о том, что будет потом, – он выдохнул и продолжил:

- Осталась неделя. Давай проведем ее так, чтобы она нам запомнилась на всю оставшуюся жизнь? – Он взял мои руки к себе и пристально посмотрел глазами, полными надежды.

Я выдохнула весь воздух, который скопился внутри, и сказала:

- Тысячу раз - да...!

- Начнем прямо сегодня. И...забудь на 7 дней, что я уезжаю. Просто оставайся самой собой со своим лучшим другом и наслаждайся этим временем.

Я все равно не могла не думать о том, что скоро опять стану невидимкой, и одиночество снова превратится в мою вторую жизнь. Больше всего меня, конечно, волновало не это. Четверть своей жизни я прожила именно так. Больше всего доставляло мне страдания о том, что Дилан тоже уехал, и мне придется жить с родителями, которые ставят работу на первое место. Казалось бы, сейчас для поддержания связи есть почта, телефон, письма, в конце концов. Но подсознательно я чувствовала, что наши дороги  расходятся.

Представить и уложить это в голове было...страшно.



Анастасия Кузьмина

Отредактировано: 20.06.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться