Лепестки

Размер шрифта: - +

Ситников

Он помнил Ситникова совсем другим. Высоким, подтянутым, загорелым. Его темная бронзовая шея резко контрастировала с белоснежным воротом жениховой рубашки. Это Сашка запомнил.

А еще он запомнил, как властно держал жених Маринину руку, как ревниво оглядел двор, подсаживая невесту в машину: светлые голубые глаза, выгоревшие светлые волосы чуть вьются надо лбом.

Глаза остались те же, светлые, цвета крепко вылинявшей джинсовой ткани. Только выражение в них застыло какое-то равнодушно-безразличное.

Лиза подбежала к отцу, обняла его за ногу, прижалась щекой. Но Ситников не склонился к дочери – потрепал покровительственно по голове.

– Пошли, Одуван, - сказал он, отцепляя руки Лизы. – Что за телячьи нежности? Цветы откуда?

– Это я маме подарю, - ответила Лиза, насупившись. – А хочешь, ты подари!

Малышка с надеждой подняла глаза. Лицо у отца осталось непроницаемо-равнодушным.

– Ерунды-то не хватало. Мы ж взрослые люди, не детский сад.

Сашке захотелось встать, подойти и как следует врезать Ситникову по снулой физиономии. Он даже поднялся.

Ситников заметил его. Глянул настороженно и зло, непроизвольным жестом придвинул Лизу к себе, защищая.

Сашку кольнуло острое чувство вины. Стоило ли судить о человеке по паре фраз. Хотелось судить – вот и решил, что гад Ситников. Но нет, Лизу любит. И она его. Может, день у человека был тяжелый…

– Слушай, Одуван. А давай мы вместо веника маме колбасы купим, а? А это вот добро оставим здесь в саду. Тащить еще. Вам же в выходные в Москву. Пока ездите, повянут.

Сашка опустился на скамейку, отвернулся, но не мог заставить себя не прислушиваться к диалогу.

– Нет, цветы я маме все равно отнесу, - уперлась Лиза. Послышался шорох – видимо, малышка спрятала букет за спину. – Так она поймет, что я ее лучший друг.

– Друг, - усмехнулся Ситников. – Она тебе мама, а не друг. Не вздумай такое сказать, это ж обидно. Много ты в друзьях понимаешь…

- Вот и понимаю. Подожди. Я кое-чего забыла.

Лиза пробежала мимо Сашки, нырнула за веранду и тотчас высунулась из-за другого угла, невидимая отцу. Широко улыбнулась, помахала ладошкой.

И исчезла.

Сашка достал телефон и набрал своего зама, Кирилла.

– Кер, как там на кузне? Спокойно? Слушай, а московский заказ все еще не ушел? Да, калитка с виноградом. Давай я сам отвезу. Да просто по пути может быть. Ничего. Нормально все. Просто решил в выходные в столицу сгонять, багажник все равно пустой, захвачу.



Лондон Птиц

Отредактировано: 18.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться