Лепестки

Размер шрифта: - +

Только светись

Сашка думал о том, что готов лежать так вечно – обнимая прильнувшую к нему Марину, вдыхая ее запах, слушая, как она дышит, как часто колотится ее сердце, не желая отпускать ритм ошеломляющей нежности.

Она лежала, смущенно и сладко зажмурившись. Обнаженная, залитая теплым вечерним светом, и казалось, ее кожа светится изнутри. Не девочка. Женщина.

– Я просто хотела узнать, что с тобой все хорошо, – полусонно пробормотала Марина, улыбаясь.

– И как?

– С тобой и правда хорошо… – Они тихо рассмеялась, поцеловала в плечо. – Всё…

– А разве это всё?

Сашка ласково гладил кончиками пальцев ее плечо, покрытое созвездиями светлых родинок, спину, бедро, живот.

Марина открыла глаза, смущенно потянулась укрыться. Сашка остановил ее руку, погладил ладонью живот, на котором расписалась бледными следами растяжек девочка Лиза.

– Это некрасиво… – Марина попыталась отвернуться, встать с постели, но Сашка, не скрывая жадного горячего взгляда, собрал оба ее запястья в свою широкую ладонь, прижал к подушке, и позволил губам и рукам рассказывать ей о том, как она красива, как желанна, как долго он ждал ее и любил.

Что-то внутри сжималось от страха, что еще несколько мгновений, и она уйдет. Встанет с постели и уйдет навсегда. Что там, за порогом, караулят мысли о семье, вина, стыд и сожаление. Но сейчас ничего этого не было. Сейчас они были вдвоем. И Сашка решил для себя, что выпьет каждое мгновение до дна.

Телефон ожил в сумке, брошенной в прихожей. Рингтон звучал глухо, словно из-под земли, ворочался в кожаном чреве сумки, как призрак совести.

– Мне, правда, пора. – Марина отвела взгляд, торопливо встала с кровати, подхватила с пола юбку и блузку. Дрожащими руками вытащила мобильный, но тот уже перестал звонить.

– Муж? – спросил Сашка глухо.

– Лиза. Беспокоится, наверное, где я.

Марина ничего не умела скрыть. На ее потемневшем внезапно лице Сашка легко читал и вину, и печаль, и даже какое-то странное, мучительное отчаяние. И ему было больно видеть ее такой. Нельзя, нельзя было, чтоб этот день оставил у нее в душе темный след. Чтобы он, Сашка, стал причиной ее боли.

Он вынул из Марининых рук телефон и одежду, положил на кровать, а потом подхватил любимую на руки и, звонко поцеловав в губы, отнес в ванную и поставил под душ.

– Пора значит пора, – веселость давалась с трудом лишь первые секунды. Вернувшаяся с новой силой волна нежности смела все, оставив только счастье.

– Хочешь со мной? – спросила Марина еще смущенно, подставляя плечи под сверкающие струи прохладной воды.

– Не сегодня, – отмахнулся Сашка. – В следующий раз обязательно. Но сегодня тебе нужно торопиться. Давай, иди ко мне.

Он поймал Марину в объятья и большое махровое полотенце, вытер тщательно, как ребенка, не переставая целовать глаза, губы, шею. Она счастливо жмурилась, позволив темной тени уйти из глаз.

– Приходи завтра, когда пойдешь за Лизой. Возьмем Судьбу и сходим в парк. Хулиганки побесятся, а мы посидим вместе. В конце концов, у нас с тобой есть отличное прикрытие…

– Мя, – сказало прикрытие, появляясь в дверях. Имя услышала. Когда только успела привыкнуть.

– Кажется, эта вредина уже скучает по Лизе, а я – по тебе.

– Ты ведь понимаешь… Саша… – Марина пыталась найти слова, и Сашка знал, что если она их найдет, ему эти слова точно причинят боль, поэтому договорить не позволил. Закрыл рот поцелуем.

– Давай договоримся так. Если ты хочешь, если тебе хорошо со мной, если я нужен тебе – приходи. Если не получается, предупреди, что не придешь. Ты не причинишь мне боли никаким твоим решением, но я буду счастлив, если ты придешь. Потому что я тебя люблю.

Она замерла с приоткрытыми губами, словно хотела сказать что-то, но не решилась. И Сашка вновь поцеловал ее, прижал к себе.

Телефон зазвонил вновь.

– Да, Лиза, что случилось? – спросила Марина. – Извини, задержалась. Да, все хорошо. Он разрешил. Когда?

Саша хорошо слышал в трубке звонкий голос Лизы, кивнул, с улыбкой целуя Марину в свободное от телефона ушко. Прошептал чуть слышно.

– Скажи, что дядя Саша ждет ее завтра погулять с Судьбой в парке.

Услышав новость, Лиза завизжала так, что Марина едва не выронила трубку.

– Он там? Рядом? Скажи ему, что я обязательно приду! Сразу из сада к нему! Пусть купит поводок. А то Судьба убежит, и я опять останусь без котенка. А кошки ходят на поводке?

– На шлейке, – ответила Марина. Стоявшая в дверях Судьба посмотрела на нее тяжелым желтым взглядом, всем своим видом обещая: «Ну уж фиг, в шлейку вы меня не запихнете».



Лондон Птиц

Отредактировано: 18.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться