Лес и Степь

Размер шрифта: - +

Глава 11 Немец

Руководить «сибирской» экспедицией, как и «каспийской», был назначен присланный из центра «варяг». Им стал армейский подполковник и гвардейский капитан Иван Дмитриевич Бухгольц. «Варягов» Петр слал даже не потому, что присланным «персонам из Петербурга» было гораздо легче делать дело, не будучи связанными никакими прошлыми одолжениями, старыми дружбами и не отданными долгами. Дело было еще и в том, что Гагарину Петр явно не доверял. Старый 55-летний губернатор был на редкость скользким типом — очень неглупым, волевым, хитрым и постоянно себе на уме. Никто никогда не знал, что же за мысли роятся в этой рано поседевшей голове. К тому же он обладал невероятно развитыми — даже для России с ее вековыми традициями казнокрадства и местного «кормления» — способностями обратить все в свою пользу, снять с любого дерьма пенку и выбить что-нибудь для себя даже из самой поганой ситуации. Потому, рассудил Петр, пусть-ка идет Бухгольц — целее яркендское золото будет.

А в преданности Бухгольца сомневаться никаких оснований не было. Он, как и Бекович, был истинным «птенцом гнезда Петрова» — выкормленным императором с малых лет, поднявшимся на крыло в его стае и уже не раз проверенным в серьезном деле. Иван Дмитриевич Бухгольц, как вы уже наверняка поняли по фамилии, был природный немец, обрусевший, правда. Продавать свою шпагу в дикую Московию отправился еще его отец, Дмитрий Филиппович Бухгольц. О том, что навсегда покинул родные, но перенасыщенные нищебродствующим дворянством германские земли, Бухгольц-старший не пожалел ни разу. Царю Алексею Тишайшему приезжий немец служил честно, сделал неплохую карьеру, и сына своего любимого пристроил удачно. Бухгольц-младший службу цареву начал с самых младых лет, еще в потешном петровском войске, и в атаках на снежные городки выбегал себе звание поручика Преображенского полка. Боевое крещение принял в Азовских походах, в Северной войне отличился под Нарвой, в боях под Полтавой капитан лейб-гвардии Преображенского полка Иван Бухгольц получил тяжелое ранение и геройством своим еще сильнее укрепился в царской милости.

 



Вадим Нестеров

Отредактировано: 26.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться