Лес забвения

2 глава

- Ой, Татьяна ты Валерьевна, - открыла дверь комнаты бабушка, - вот не разбуди тебя – так и будешь дрыхнуть до обеда! Давай, поднимайся, блины готовы.

Бабушке  я решила ничего не  рассказывать, она строгих правил, и сказала бы, что так и надо – нечего нерасписанными жить. Просто у меня отпуск, вот и захотела ее навестить. Но мою бабулю не проведешь.

- Что там у тебя случилось, ну-ка, выкладывай, - потребовала бабушка, ставя на стол горячие блинчики, - так я и поверила, что ты  явилась просто потому, что соскучилась. Ага, как же! Дождешься с тебя!

- Да с чего ты взяла, что  что-то случилось? – я попыталась изобразить безмятежность, откусывая блинчик, - Не  придумывай, все нормально.

- А чего ж тогда ты всю ночь ворочалась да вздыхала? Влюбилась? Или разлюбила?

- Скорее, второе… - буркнула я.

У бабушки на все случаи недугов, физических или душевных, одно лекарство – трудотерапия. После завтрака она вывела меня во двор.

- На-кось, бери тяпку и дуй в огород грядки полоть.

Я поплелась в огород. Очень хотелось спать после бессонной ночи, но спорить с бабушкой я не стала. Минут через сорок бабушка застала сорняки  в прежнем цветущем состоянии, а меня – стоящей посредине, опершись на тяпку, и вспоминающей Олега.

- От ты ж, горе луковое, - запричитала она, - ну никакой полезности от девки! Иди,  давай,  в магазин сходи хоть, хлеба купи да масла постного.

Магазинчик стоял на прежнем месте, только будто глубже врос в землю. Рядом толклись два  мужика в телогрейках (это летом-то!), которые что-то горячо обсуждали и спорили, не замечая меня, а потом, придя к согласию, удалились. Я зашла и, к своему удивлению,  увидела знакомое лицо. За прилавком стояла Нюта. Нюта! Моя  подружка из местных. С которой мы в свое время были очень близки и почти все время проводили вместе, когда я приезжала на каникулы. Конечно, она немного изменилась, повзрослела, располнела, но ее чистый взгляд и рыжеватые кудряшки надо лбом невозможно было не узнать.

- Танька! – ахнула Нюта и выскочила из-за прилавка.

Мы обнимались, целовались, отстранялись, чтобы снова взглянуть  друг на друга, и опять обнимались, безостановочно сыпля вопросами типа «Ну как ты?», «А ты как?», «Как живешь?», «А ты как?» В это время за прилавком послышался какой-то шорох, что-то упало. Нюта молча рванулась туда, я  тоже перегнулась через потертую деревянную доску и заглянула по ту сторону. Там стоял мальчуган лет пяти, с кудрявыми рыжими волосами и  светло-голубыми, как льдинки, глазами. Он деловито  вытаскивал из ящика конфеты и набивал ими карманы, не забывая при этом некоторые разворачивать и совать в рот.

При виде этого безобразия Нюта заголосила, как пожарная сирена.

- А-а-а-а!!! Паршивец такой! Ну-ка вон отсюда!

Мальчишка, придерживая вздувшиеся карманы руками, выскочил с другой стороны в помещение магазина, успев ухватить большую шоколадку в блестящей обертке, а потом бросился на улицу. Нюта следом, я – за ней.

- Положь назад  шоколадку, паразит! – верещала Нюта, потрясая на бегу кулаками, - Она дорогая! Поймаю  – убью!

Многочисленные куры, которые до этого мирно рылись в дорожной грязи, похоже, приняли угрозы Нюты на свой счет и, заполошно кудахча, ретировались.

Мальца маячившая  перспектива тоже не устраивала,  он только проворнее стал перебирать ногами  и скоро скрылся из вида.

Нюта, отдуваясь, вернулась, и мы уселись на крыльцо.

- Сын? – задала я бессмысленный вопрос, поскольку это было очевидно, - Как зовут?

-  Федька…

- Ты замуж вышла?

- Да не… так…

Заметно было, что эта тема ей неприятна, и я перевела разговор:

- А как наши остальные?

И Нюта стала рассказывать, что кто-то из наших бывших друзей уехал в город, кто-то из девочек вышел замуж в соседнее село, а Сережка Грумов умер от какой-то редкой болезни. Молодежи почти не осталось.

- Ну а твои дела как?

И я рассказала подружке все. И про Олега, и как мы с ним хорошо жили, и как расстались. И что я не могу никак его забыть, вот потому и приехала, чтобы отвлечься…  Нюта внимательно  слушала, а потом наклонилась и зашептала, хотя рядом никого не было:

- Я знаю, кто тебе поможет! Нам надо к Маланьихе!

- Что? К Маланьихе? Разве она еще жива?

- Жива… И она все сделает, как следует!

Я не успела отреагировать, потому что из-за угла появилась бабушка:

- Ну вот, так и знала! Тебя только за смертью посылать! Жду-жду, жду-жду, а она тут лясы точит! Ты, Анютка, чего расселась, пошли, мне хлеб нужен и масло!

Нюта поднялась, кивнула мне – мол, потом продолжим, и зашла в магазинчик, тихонько сказав: «Забеги вечерком».

За столом я спросила бабушку:

- Ба, а что, Маланьиха до сих пор жива?

Бабушка поперхнулась:

- А что с  ей сделается, с ведьмой-то?

- А сколько ей лет?

- Да откуда я знаю? Мы с твоим дедом, царствие небесное,  только поженились, а она уже старухой была. И чего ты этот разговор затеяла?

- Так что-то, вспомнилось…

- Тьфу, нашла, кого вспоминать, аппетит испортила! – бабушка бросила ложку.

 



Нэтт

Отредактировано: 01.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться