Лес забвения

22 глава

Постепенно стемнело. На улице зажегся фонарь. Хорошо, что я догадалась поставить перед собой на полку будильник –  в свете, падающем в окно, я видела время. Последний час я просидела, внутренне сжавшись, забыв обо всем на свете, повторяя про себя «Только бы получилось! Только бы получилось!» Еще несколько раз звонил телефон и стучали в дверь, сам собой заработал и отключился телевизор, но я уже ни на что не обращала внимания и считала минуты.

Ровно в двенадцать я с трудом поднялась, растирая холодные ладони, повертела занемевшей шеей, несколько раз присела, разминая ноги, помассировала больное плечо и бок и вышла на лестничную клетку. В глаза мне сразу бросились  странные круглые следы  возле моей двери. Как будто деревянную толкушку для картошки опускали в  грязь, а потом оставляли отпечатки на полу. В подъезде было тихо, большинство соседей, наверное, уже легли спать. Я стояла на пороге и смотрела на коврик. Ничего не происходило. Во мне стало нарастать чувство полной безысходности. Значит, все было напрасно? Что теперь делать?

И тут я заметила, как из-под половичка выползла какая-то букашка.  Не таракан, не муравей, не жучок. Крохотная букашка. Я не могла даже разглядеть, как она выглядит. Просто малюсенькая черная точка. А следом за ней – целое полчище таких же букашек. Тысячи! Десятки тысяч! Они всё выползали и выползали, и непонятно было, как они могли уместиться под ковриком для ног! Широкой темной лентой они спускались по ступенькам вниз. Я смотрела, онемев. Это продолжалось с минуту. Наконец, букашки закончились. Перегнувшись через перила, я видела, как они  ровным строем миновали площадку второго этажа. Я пошла следом. Букашки подползали к закрытой двери подъезда и исчезали под ней. Выходить на улицу, чтобы проследить дальнейший их путь, я не стала, вернулась в квартиру.

Все закончилось. Выражение «упал камень с души» я прочувствовала физически. Мне стало легко и спокойно. Я взяла телефон – он был отключен. Включила и позвонила маме, которая, как мы договаривались, с нетерпением ждала результатов этого эксперимента, и она тоже облегченно выдохнула. Входящих звонков в телефоне не было.

Давным-давно я не спала так крепко, как в эту ночь. Проснулась отдохнувшей, но еще долго валялась в постели, потягиваясь. Однако надо было кое-что доделать. Наскоро умывшись, я открыла дверь и подняла половик. Под ним лежала все так же свернутая вчетверо бумажка. Когда я подняла ее, она развернулась, и я увидела, что она абсолютно чистая с обеих сторон! Тех иероглифов, что рисовала баба Аля, не было! Я порвала листок на кусочки. С ковриком пришлось повозиться. Я терзала его ножницами и ножом, пытаясь придать ему нетоварный вид. Он оказался довольно крепким, но я справилась. А с бабушкиным сапожком все вышло просто. Я завернула его в кухонное полотенчико и грохнула молотком. Так в полотенце и выбросила. Вместе с ковриком и клочками записки засунула в пакет, сверху добавила мусор и вынесла все на помойку. Вымыла пол на площадке с порошком. Грязь была черная, липкая и напоминала болотную жижу…  Потом я спрашивала у соседей, не видели ли они, кто так долго стучал мне в дверь, но никто ничего не слышал…



Нэтт

Отредактировано: 01.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться