Леший с тобой

Глава № 2

Приняв как факт, что мужчинам читать женские романы категорически не рекомендуется, я пояснила:

- Фэнтези. Романтическое. Про любовь.

- Фантазии… - пробормотал задумчиво орк. – Твои?

- Мои.

Это в школе, когда тетрадки, исписанные моим мелким почерком, ходили от одной подружки к другой, а потом были перехвачены классным руководителем, я сказала, что просто-напросто переписывала книгу, которую нашла у родителей. И шеф мой искренне верил, что, раз у меня нет мужа, я живу исключительно работой и коллективом – другие интересы трудно себе и представить. А орк изначально знал, к кому пришел – так что смысл отпираться?

- Чудно, - гость недоуменно покачал головой, вздохнул и глумливо покосился на бутылку вина.

- Присаживайтесь, - предложила ему разместиться на диване, поближе к столику, а когда он так и сделал, не выдержала и все-таки поинтересовалась: - А что именно в этой истории не так, по вашему мнению?

С одной стороны, зачем мне мнение того, кто явно не поклонник трогательных историй? А с другой - я и сама чувствовала, что что-то в этом романе не то, поэтому и не показывала ее читателям. Тот кусочек, который прочел мужчина, никуда дальше меня и него не уйдет, пока я не разберусь. Но с большой долей вероятности, будет безжалостно уничтожен.

Жаль, конечно - три часа работы снова коту под хвост. Причем не такому спокойному коту, о котором мечтала некогда героиня романа, а мерзко хихикающему, с рыжим пушистым хвостом, которым он покрутит у меня перед носом и, вполне вероятно, свернет его трубочкой - во вполне узнаваемый знак.

Конечно, на самом деле никакого кота у меня нет, потому что пока я живу на съемной квартире, а с животными мало кто хочет сдавать. Во-вторых, всем в нашем подъезде хватает питомцев бабы Дуси с первого этажа. Да и времени у меня на животных нет совершенно. Но именно так, в виде пушистого и совершенно наглого рыжего кота, я почему-то представляла своего капризного Муза.

Не самая страшная стадия авторской шизофрении. Некоторые видят Муза в виде енотов, белочек или ежиков. А у некоторых их вообще несколько, и это не зверьки, а эфемерные девы или мужчины.

В общем, у каждого свой образ козла отпущения, на которого можно спихнуть провал истории у читателей, долгий «неписец», плохое настроение и самую обыкновенную лень.

- Так что? – поторопила я гостя с ответом.

- Давай посмотрим, - заметно раздобрев после первой стопки бутербродов и бокала вина, орк окинул меня пристальным взглядом. – Итак. Из данной фантазии ясно, что герой – состоятельный. Как это точнее? Лорд, да? Он – лорд. А девушка была состоятельной, но когда-то. Что-то произошло. Теперь она в беде. А он не просто хочет ее. Но хочет взвалить на себя и ее проблемы!

- Мечта, а не мужчина, не так ли? – поддакнула я.

Орк многозначительно замолчал, я понятливо наполнила его бокал вином, удивляясь, как он умудряется не стучать искусственными клыками по хрупкому стеклу. А потом прошлась на кухню и принесла мандаринки и пивную кружку брата, которую тот после пары лет использования решил мне подарить на восьмое марта. Забыв, что вообще-то когда-то эту кружку ему подарила я.

Под уважающим взглядом гостя наполнила кружку до краев и достала из бара вторую бутылку, чтобы он не расстраивался, что мне не хватило и надо бы поделиться.

После этого разговор продолжился и протекал уже значительно легче. А я смотрела на свою историю чужими глазами, и где-то хихикала, где-то соглашалась, а где-то приходила совсем к другим выводам. Но!

Я поняла, что авторское чутье не врало, и история действительно никуда не годится.

Нет, вроде бы и неплохо – герой привлекает, героиня вызывает невольное сочувствие, по строкам идти легко, ошибки потом поправятся, опечатки выловятся, потому что в конце текст вычитываю не только я, но и профессиональный редактор, но…

До чего же все это скучно!

И было тысячу раз в прочих романах. Да, написано другими словами и по-другому. И все же… все же…

Не зря не лежала у меня душа к этой «трепетной лани».

- А давай-ка разберем эту фантазию на конкретном примере! – легко осушив вторую кружку с вином, выдвинул предложение орк и снова взглянул на бар, из которого я доставала бутылку.

- А давайте!

После исчезнувшей горки бутербродов и двух бутылок вина, я все равно не могла тоже переключиться на «ты». Несмотря на то, что гость прибег к этой форме обращения, едва переступив через порог, меня что-то удерживало от этого. Не знаю что, но не разница в возрасте точно. Мне двадцать девять, мужчине на вид около тридцати пяти. А если смыть этот грим, вполне возможно, что ему даже меньше, чем мне.

Попыталась разобраться, и кажется, поняла…

Дело в том, что в какой-то момент у меня возникло странное ощущение, будто я трапезничаю со своим шефом. Конечно же, это был точно не он. И такие ассоциации возникли не из-за того, что лицо моего шефа после некоторых корпоративов даже без грима бывало зеленым, а не далее как сегодня он пожаловался, что у него очень активно стал прорезаться зуб мудрости.



Наталья Ручей

Отредактировано: 05.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться