Лесной царь

Размер шрифта: - +

Лесной царь

Осояну Наталья

 

ЛЕСНОЙ ЦАРЬ

 

 

— Было время, — сказал Питер Пэн, — когда и я, как вы, думал, что моя мама всегда будет держать окно открытым, и я не возвращался много лун подряд. Но вот наконец я прилетел домой. И что же? Окно было заперто, мама совсем забыла обо мне, а в моей кровати спал другой мальчик!

Дж.М.Барри

 

— Стой!

Споткнувшись, она ухватилась за низкую ветку и повисла, тяжело дыша, запыхавшись от быстрого бега. Чувствуя, что севший голос вот-вот сорвется окончательно, прокричала из последних сил:

— Стой, кому говорят!

Невдалеке, посреди густого подлеска, что-то белое мелькнуло и пропало. Преследовательница в сердцах треснула ладонью по шершавой коре, пробормотала сердито: «Крот упрямый, чтоб тебя…»— и опять бросилась в погоню.

В том месте, куда пришелся удар, кора слегка вздулась. Дерево приподняло ветку и обиженно зашелестело листвой.

Беглец мчался, не разбирая дороги, и несколько раз Лугга теряла его из виду — лишь какое-то необъяснимое чувство подсказывало ей правильное направление. Лес, знакомый обоим с давних пор, остался позади, и теперь они неслись сквозь чужие места; молва о диковинной погоне успела, однако, разойтись далеко, поэтому им не мешали — только провожали удивленными взглядами, а всякая мелкая живность, боясь попасться под горячую руку — или, вернее, ногу, — пускалась наутек, едва завидев их.

Лугга напрасно надеялась на второе дыхание: всё шло к тому, что если оно и появится, будет уже поздно. «Упустила, упустила!» — злорадно стрекотали сороки на ветвях. «Поделом, — рассердилась она сама на себя. — Он же лучший бегун из всех нас, незачем было лезть не в свое дело. Но Дана расстроится…»

Споткнувшись раз, другой, третий, она сначала замедлила шаг, потом остановилась и в ужасе оглядела себя: одежда превратилась в лохмотья, ноги и руки покрылись царапинами да ссадинами, длинные волосы спутались, пропитались потом и стали похожи на сосульки.

«Всё из-за него!»

— Тиль! — зло крикнула она и закашлялась. — Тиль, если ты слышишь, знай: я возвращаюсь домой!

Тишина. Лугга вся превратилась в слух.

Где-то высоко возились бельчата в дупле; под холмиком прошлогодних листьев сопела в норе землеройка; тихо шурша, продвигался вдоль ствола старого дуба жучок-короед. Невдалеке журчал родник. Легкий ветерок тронул листву, и каждая ветка отозвалась в своей собственной, неповторимой тональности.

Но ничего похожего на дыхание.

Лугга вздохнула: «Дана будет плакать». Легко коснулась кончиками пальцев ствола дуба-великана, и жучок, поперхнувшись напоследок, умолк. «Не выношу, когда Дана плачет».

Леший, древний как сама Земля, зашумел листвой, хоть ветер давно утих.

— Не стоит благодарностей, — сказала Лугга. Горло горело, словно она наглоталась сухой листвы пополам с пылью. — А вы случайно не видели здесь Тиля?

Ветви дуба снова дрогнули — на этот раз виновато и слегка смущенно.

— Ничего, — Лугга заставила себя улыбнуться. — Я все равно его найду… да-да, конечно, я передам Владычице ваши пожелания… всего доброго!

На прощание великан решил спеть для неё, а соседи подхватили, и вскоре вся поляна огласилась гулкими раскатами весёлого марша в исполнении вековых дубов.

Прежде, чем возвращаться, следовало привести себя в порядок, и она направилась к роднику. Сначала напилась вволю — от ледяной воды заломило зубы, — потом принялась смывать пыль и пот, а напоследок попыталась пальцами расчесать волосы. Где-то внизу, у корней-истоков, заворочался потревоженный Ручейник, собираясь вынырнуть и потребовать должок, но Лугга прикрикнула на него, и дух родника угомонился.

Теперь, по крайней мере, никто не испугается, завидев её…

Щелк!

Она встрепенулась.

— Тиль?

Тишина. Вокруг по-прежнему никого, только Ручейник ворчит под землей.

— Ты здесь, я знаю. Я чувствую.

Молчание.

— Зачем ты сбежал? Ты хоть представляешь, что сейчас чувствует Дана? А я? Я тебе тоже безразлична?

Ни звука…

— Если думаешь, что к тебе станут плохо относиться… Тиль, я давно всё знала.

— Знала?! — раздалось позади. Лугга невольно восхитилась: она бы никогда не смогла так затаиться. — Ты знала?! — он спрыгнул с дерева: смуглое лицо исцарапано и залито слезами, белые волосы взъерошены, глаза орехового цвета смотрят неприязненно. — И молчала? Да как…

— А какая разница? — ответила она, пожав плечами. — Я люблю тебя вовсе не за то, что ты Лесной… ну, я хотела сказать, что для меня неважно, Лесной ты или нет…



Наталия Осояну

Отредактировано: 09.10.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться