Лесной дом. Часть вторая. Порубежье

Глава шестая

 

 

 — А-а-а-ах! Пресвятая Богородица, благословенная Макошь… Все святые угодники! Больно-то как!
Варвара, время от времени выгибаясь дугой, лежала на спине на лавке в жарко натопленной бане, крепко уперев ноги в верхний полог.
Варвара рожала. Рядом хлопотала мать. В уголочке за печкой, мелко трясясь, притаился банник, ох, лишенько…

 Ребеночек на свет не торопился, и совершенно напрасно, силы у женщины на исходе были.
Вокруг бани с причитаниями суетливо бегал муж, Фрол Чума:

— Может, чем помочь? Мать! Что она там? Почему ты молчишь? Почему она кричит? Воды принести?
Мать Варвары была высокая сухопарая старуха, которую в деревне прозвали Куть, начисто забыв крещеное имя Захария. Да по имени ее и не называл никто, хотя побаивались и даже говорили, что Куть черт-те с кем знается, ибо ведет хозяйство справное, держит двух коров, овечек, и всё одна… В ее-то годы!

 Куть промолчала, а вот Варвара, услыхав, разразилась в адрес мужа неприличной бранью:

— Да что ты там сикатишь, аки петух с башкой отрубленной! Что ты, отрясина, в бабьи дела лезешь?! А-а-а-ах! Не ляд тебе в бабьи дела лезть, корову подои! Корова с утра не доена! А-а-а-а! Мама! Скажите ему, пусть воды принесет да утопится к бесам! Всё! Не дам ему боле!!! В жизни не дам!!! А-а-ах! Пусть хоть мхом там всё зарастет!!!

— Тятя!.. — Младшая Оленка, пять годков только сравнялось, дергала Фрола за рукав. — Тя-а-ать, а чего мамка тебе не даст? Медку? Аль молочка? Да я тебе принесу, тять, я знаю, где она медок прячет… 
 
— А?.. Где?.. Где медок? — Фрол, плохо соображая, вылупился на свою любимицу как баран на новые ворота.

— В подполе, за кадушкой, — ответил бесхитростный ребенок.

— За кадушкой? А! А зачем? Оленка! Ты бегом бежи до тетки Степаниды и кличь ее скорее сюда, скажи, что мамка разродиться никак не может… Беги, доченька, беги…

Засверкали в пыли босые пяточки, хлопнула калитка.

Фрол огляделся, одним махом переставил огромный ушат с водой к самой бане, вторую часть совета аль распоряжения женушки — утопиться — проигнорировал, мало ли чего баба в бреду скажет. Чего злиться-то. Прошелся кругом по двору и в полном бессилье опустился на крыльцо.

Какое же это мученье, когда ты, здоровенный мужик, быка одним махом можешь прибить, с десятком воев справиться, дикого зверя голыми руками порвать, а вот своей ладушке даже в малости помочь не можешь…

 Со стороны бани донесся еще крик… Фрол подскочил и еще один круг быстрым шагом сделал. Их хозяйство близко к реке стоит, и баня, и кузня… Лучше бы как у всех, подальше… И тут же устыдился таких мыслей. Больно ему, видите ли, слышать жены стоны! А ей не больно?
Варварушка… ладушка, ведь семерых уж деток родила, это поскребыш, восьмой. Уж и не думали, что так… Старшая дочь уже внуками одарила, а тут… Поначалу-то сам гоголем ходил, эко вон! Сын будет! Кто ж думал-то? Прежде детей Варвара рожала легко, как бы промеж делом, и в поле, бывало, не раз.

 А тут… Ну, точно сглазил кто-то. От бани опять донесся крик или даже рык и еще раз крик, только громче и звонче. Фрол машинально взял какую-то железяку (как потом выяснилось, Зосим заготовку для серпа принес) и легонечко так в клубочек ее смял… Кинул в сторону и решительно зашагал в сторону бани.

 То  ли в роли повитухи себя попробовать, то ли утопиться, то ли… воды еще принести.
Дверь бани распахнулась настежь, чуть было не треснув Фрола по упрямо наклоненной вперед башке, вышла Куть с синим младенцем на руках, не чинясь трижды окунула его в притащенный Фролом ушат, что-то шепча и приговаривая, потом замотала в чистую беленую холстину и сунула на руки Фролу.

  Всё это молча, по своему обыкновению. Развернулась на пятках и пошла обратно в баню.
Фрол украдкой развернул полотно, неловко придерживая младенца одной рукой, заглянул… Парень!

Сын!!! И завопил радостно:

— Сы-ы-ын!

Младенец, доселе молчавший, видно находясь в недоумении после бесцеремонного холодного купания, ответил ему мощным басистым ором.
Из бани тут же донесся полный сил голос Варвары:

— Вот ведь точно отрясина! Собака серая! Вот ведь так и стоит, балда, у бани с младенчиком в лапах! Да еще наверняка поглядеть полез, пацан аль девка!

 Она что, сквозь стены видит?

Варвара еще что-то кричала и, по всей видимости, приказывала матери «пустить ее, Варвару, ибо корова не доена и муж криворукий младенчика расшибет».

— Оп, оп, сына, пойдем в дом! Ну их, баб!



Виктория Ветер

Отредактировано: 13.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться