Лесной дом. Часть вторая. Порубежье

Глава двадцать третья

 

 

 

— Так. Я смотрю, все собрались? — Мороз потер ладошки, заходя в горницу. — Здоровьечка всем! Прошу прощения у уважаемого собрания за задержку. 

— И тебе не хворать, Мороз, — поздоровались вразнобой кромешники. 

Совет на заимке состоялся, так сказать, в расширенном составе: конечно, хозяева заимки все дружно, даже полевики приперлись; Бурмил с невестой, или, правильнее сказать, с женой; дети его, поди ж, не отцепятся от отца никак. Фейри, маленькая, смуглая, страшненькая, мать третьего сына Бурмилова. Ягая демонстративно прилетела в ступе, правда в своем прекрасном облике. Морена. С Кощеем вместе прибыла, по неведомым дорожкам. Не больно-то тут ждали ее, да как бы бабы в волосы друг другу не вцепились — Морена стерва еще та. Кощей, с гостинцами, даже с дарами, вернее сказать. И чего его скупым кличут? Вот никто так не любит делать подарки, как Кощей! Мельник с дочерью Степанидой, Рогдай-то в крепости, там тоже совет держат. Славена нет, все богатыри там же, на совете, Поляна заместо него пришла. 

— Нет Беломора. Еще нет болотника с водяником да Зиновия Горыныча. А так все в сборе, видать, — проинформировала на правах хозяйки домовушка. 

— Я здесь, здоровьечка всему честному народу кромешному. — В горницу, осторожно оглядывая собрание, вошел Беломор. — Весьма польщен вашим доверием. — Поклонился в пояс и скромно спросил: — Куда сесть-то? 

— Да хоть со мной рядком садись, — предложила воструха-старшая. — Мы не бояре, у нас без чинов. 

Между тем Припегала цапнул с блюда орешек и ради забавы подкидывал его, ловя ртом. 

— Даже я уже пришел, а их всё нет… Вот! Значит, я не самый безалаберный, как вы все говорите! 

С одним орешком получилось, и вечный повеса и разгильдяй взял второй. 

— Может, начнем покамест? Так, в общем? — спросил Кощей, недобро глянув на вечного шалуна Припегалу. Не любил он праздно время тратить и другим не советовал. 

— А у тебя что, свидание срывается? — прошипела Морена. Правильно говорят, благими намерениями дорога в ад вымощена. Хотела как лучше, получилось как всегда. Сидят тут две цацы Бурмиловы, еще бы посвистушку Афродиту позвали, то ли дело… Настроение было испорчено. 

— А может, у них дела какие боле важные? — не унимался Припегала и подхватил следующий орешек. — А свидание у меня срывается! 

— Ты думай, что говоришь. Водяник и болотник — почтенные кромешники, и если задерживаются, значит, важное что-то, — сказала воструха-старшая. 

— А твои свидания никого здесь не касаются, — покачала головой Ягая. 

— И прекрати играть с едой, — флегматично добавила фейри. Все сразу поняли, что повидала она на своем веку от сына всякого и такими детскими шалостями ее не удивишь. 

Тем не менее Припегала быстро сгрыз орехи и чинно сложил руки на коленях. 

Дверь снова отворилась, пропуская запыхавшихся водяника и болотника. 

— Здоровьечка всему кромешному народу! — разом поздоровались они и, перебивая друг друга, начали: 

— Прощенья просим, что ждать заставили! 

— Там лось у тебя, лешак, в капкан попал! 

 — Да не подскакивай ты, высвободили! 

— Потому и запоздали! 

— А еще твой лось меня копытом пнул! 

Лесовик горестно вздохнул: 

— Опять эти капканы. И уследить не успеваю! Один я… А тебя, болотник, тот лось, видать, запомнил, ты в прошлом годе его в трясину затянуть пытался. 

— Так он еще и тогда меня пнул! Потому я его и не затащил! — бесхитростно пояснил ситуацию болотник. 

— Так, если все в сборе, может, начнем? — сдержанно поинтересовался Кощей. 

— Или Зиновия ждем? — Бурмил. 

— Нет, Зиновия не ждем, я был у него. — Мороз наконец присел на свое место во главе стола. — Ему наши заботы до звезды, так он сказал. 

— Да, до звезды, как же! То-то он как квочка над своими потомками печется, — ехидно подпустила яду Морена. У Морены с Зиновием отношения как-то изначально не заладились, собственно, как и со многими другими кромешниками. 

— Печется, как же, — пробрюзжала домовушка. — Хоть бы раз показался, только издалека наблюдает да помогает, коли что. 

— Мне нужна будет от тебя мазь, лицо омолодить, — шепотом обратилась к Морене Ягая. 

— Ту же, что в тот раз? У меня есть лучше, — так же шепотом ответила любимая Кощея. 

— Как же? Вроде как из его потомков никто не бедствует, — влез любопытный Припегала и посмотрел на Поляну. Тут же получил строгий взгляд от матери и снова притих. 

— Ну, в общем, Зиновия не ждем, все в сборе, начнем, пожалуй, — взял дело в свои руки Мороз Стрибогович. 

Вопросов накопилось много, и все они были важные. Вот бывает же так — всё идет спокойно, жизнь размеренна. И тут вдруг события начинают сыпаться, как крупа из разорвавшегося мешка. Как тут не вспомнить некую Пандору с ее пресловутым ящиком? 

Главное, конечно, что тревожило всех, — это нашествие. Ничего в войнах хорошего нет, для кромешников во всяком случае. Войны — это перемены, а перемены, как известно, дело весьма неприятное. 

— Чем мы-то помочь можем? — печально спросил водяник. — Если бы я и мог нарушить клятву и потопить вражину, то всё войско мне не под силу. И половина войска не под силу. 

— У меня та же канитель, — поддержал его болотник. — К тому же пока они до меня дойдут, от ваших мест ничего не останется. 

— Нам бы Бьерна поскорей возвратить… — скромно вмешалась Поляна, именно про это спросить ей и наказывали. 

— Ох, да это без проблем вообще! — подскочил на лавке Припегала. 

— Поможем, — сказал Тепловей. 

— Конечно, поможем, — поддержал его Посвист. 

— И я в стороне не останусь, — молвил Фудзин. 

 — А что ты скажешь, фейри? Те люди с твоей земли. Чего ждать от них? — Мороз заинтересованно глянул на гостью с западных земель. 

Невысокого роста, не выше подростка, и такая же худенькая и нескладная, лицо что яичко перепелиное — всё в конопушках, рот большой слишком, губы алые, одно дело — волосы хороши, густые, роскошные, цвета спелой пшеницы, короной вокруг головы уложены. Однако фейри неотвратимо притягивала взгляды всех мужчин, как мед ос прямо. 



Виктория Ветер

Отредактировано: 13.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться