Летнее безумие или цена любви

Размер шрифта: - +

Глава 17

Самолет мягко приземлился. Стюардесса на ломаном русском сообщила, что их ждет машина. Пилот, выпрыгнув из кабины, открыл грузовой отсек, чтобы встречающий их мужчина в форме шофера выгрузил вещи и загрузил их в багажник машины.

Надя, набросив жилет, спустилась по трупу на ровную асфальтированную взлетную полосу. Виктория, зевая и потягиваясь, последовала за ней. Была почти ночь. Яркие звезды сияли на синем небосводе как бриллиантовая крошка. Красота. Воздух чистый и свежий, ни каких тебе выхлопов, ни какого смога.

- Вик, хватит дремать, - пожурила она подругу, висевшую у нее на руке. – Мы на Кипре!

Встрепенувшись, Виктория глупо улыбнулась. Все ясно, в самолете она выпила несколько больше вина, чем хотелось. Ну, еще бы, грех было отказывать себе в удовольствии попробовать вино стоимостью в десять тысяч евро за бутылку.

- Я знаю, но я так устала, у меня болят ноги! – пожаловалась она.

- А я тебе говорила, что бы ты обулась в кеды или кроссовки, а ты напялила шпильки.

- Я хотела быть красивой, - тяжело вздохнула Вика, с видом королевы усаживаясь в поданный лимузин. – Ох, какая роскошь!

- Не вздумай прикладываться к ликерам! – предупредила Надя. – Бабушка не любит когда напиваются. Может и клюшкой огреть за это.

Вика пьяно хихикнула, икнула и вновь залилась смехом.

- Тогда надо было Илью твоего волок притащить, чтобы бабушка его клюкой почесала! Может он из-за этого и не поехал с нами? Испугался, что клюкой почешут спинку?

Мысль, конечно, была интересная, но Надя не думала, что муж напивался в присутствии госпожи Уваровой, тем более, что его мать была когда-то ее подругой. Нет, он бы вел себя достойно, иначе Антонина сама почешет ему уже дома.

- Жалко, что Константин с нами не полетел, - вздохнула Вика, раскрывая коробку шоколадных конфет. – И не увидит, какая ты красивая во всех тех нарядах, что мы купили… и на пляж с нами не сходит поплескаться.

- Он и так видел больше чем достаточно, - покраснела до корней волос Надя. – Как вспомню, аж передергивает! Это же надо было так напиться!

- Попроси бабушку почесать тебя клюшкой.

- Ага, и тебя заодно, - подмигнула Надя, таская конфеты, раз уж ликеры ее не прельщали.

- А скоро мы приедем? – Вика задергалась, посматривая в окно.

- Тут совсем близко, - ответила Надя. – А что?

- Тут такое дело, - смутилась Вика. – Я слишком много выпила вина, сков и воды.

Вилла госпожи Уваровой располагалась на самом берегу моря, утопая в благоухающем саду, она круженная высоким кованым забором выделялась белым пятном в ярком свете луны. Ворота медленно разъехались в стороны, пропуская машину, которая, по мнению Вики, ползла как черепаха. Шурша по белому гравию, лимузин плавно обогнул круглую подъездную дорожку и остановился напротив террасы. Прежде чем шофер важно и чинно обошел машину и открыл перед ними дверцу, Вика сама распахнула ее и буквально пробкой выскочила из машины.

- Спасибо, мы как-нибудь сами! – отмахнулась она от мужчины, удивленно взиравшего на отчаянную русскую красавицу, как-то подозрительно приплясывающую. – Надь!

- Идем, идем! – Надежда, кивнув шоферу, поднялась по ступеням террасы и направилась в обход дома. Вика потрусила за ней.

- Надь, мы куда? Надь, я уже не могу! – причитала девушка, оглядываясь по сторонам, чтобы хоть как-то на бегу рассмотреть шикарное убранство длинной террасы идущей по периметру всего особняка.

- На кухне есть отдельный туалет, - прошептала Надя, протягивая руку к кухонной двери.

В помещении было темно, если не считать небольшого ночника висевшего на стене напротив газовой плиты, но Надя не единожды бывавшая в доме сестру деда, знала здесь все до мелочей. Открыв дверь в полностью оснащенную уборную, она дождалась, пока подруга сделает свои делишки, помоет руки и с достоинством выйдет обратно.

- Фуууух, теперь жить можно! – сияя улыбкой, кивнула Вика. – Надо сказать, уборная здесь лучше, чем в пятизвездочном отеле.

- Ты еще наши комнаты не видела! – хихикнула Надя, открывая дверь в коридор. – Идем. Нас, наверное, уже ищут.

И верно, высокий, пожилой дворецкий, которого оповестили, что долгожданные гостьи прибыли, уже с ног сбился в поисках Нади и ее подруги. За ним по пятам, словно два гончих пса следовали лакеи в сине-белой форме.

- Надия! – на ломанном русской вскричал старик, всплеснув руками в белых перчатках, едва увидел, как она с Викой за руку выходят из коридора в просторный, наполненный ярким светом хрустальных люстр холл. – Вот ви гдие!

- Здравствуйте, Димитриус! Позвольте представить вам мою лучшую подругу Викторию.

- Неть, это не Виктория, а Елена Приекрасная! – старый грек, не сводя восхищенного взгляда с Виктории, повел их к широкой мраморной лестнице на второй этаж.

- Кажется, я ему понравилась! – прошептала Вика на ухо подруге.

- И не только кажется! Старик Димитриус от тебя в детском восторге! Теперь будет преследовать тебя, и опекать, - хихикнула Надя. – Сначала будет весело, но потом быстро надоест. Он тебе и шагу не даст спокойно ступить со своей опекой!

- Хех, не забывай, что мы здесь только на два дня! Так что не мешай мне побыть царицей! Или ты завидуешь? – Вика дернула кончиком губ, толкнув подругу в бок.

- Очень, - толкнула ее в ответ Надя.

Пройдя через весь второй этаж по широкому коридору, с выходящими в него дверями комнат, девушки не забывали осматриваться по сторонам. Вика с любопытством, ибо первый раз была здесь, а Надя, чтобы оживить воспоминания о детстве, о тех годах проведенных здесь на летних каникулах.

Коридор был окрашен в нежно-кремовых и белых тонах, широкие окна отделаны позолотой, потолок лепниной. Люстры и бра сплошь хрусталь. На полу ковры, опять-таки светлого цвета.



Андромеда Васечкина

Отредактировано: 10.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться