Летнее безумие или цена любви

Размер шрифта: - +

Глава 24

- Да, - хмуро подтвердила Виктория. – Дела. Правда, прямых доказательств его вины у нас нет, пока нет. Но колечко не по размеру заставляет задуматься.

- Господи, - прошептала Надя, нервно тиская руки на груди. – Уж не жениться ли он там на ней сбирается, раз кольцо купил?

- Хм, как так жениться? Он же все еще в браке с тобой! – возмутилась Вика.

- Ага, - Надя судорожно всхлипнула. – А что если он решил развестись?

- Ну и пусть катится куда подальше! – гневно сверкнула глазами Виктория. – Скатертью дорога! Лентой дальний путь! Флаг в руку и петарду в ж… ну, в общем, наплюй на него! Пошли его первой! Вот прямо сейчас позвони ему, и скажи, что подаешь на развод!

- Я не могу, - прошептала Надя, вытирая щипавшие глаза, катившиеся по щекам слезы мелко подрагивающей ладошкой. – Не могу так поступить.

- Почему? – Вика, отбросив телефон на подушку, села скрестив ноги, и в упор уставилась на плачущую подругу.

- А вдруг он не виноват, а всему этому есть какое-то объяснение?

- Есть, - согласно кивнула Виктория. – Этому есть объяснение - твой муж козел. И думаю, что следующий отчет это подтвердит.

Надя затряслась в рыданиях, уткнувшись лицом в ладони.

- Милая, ну не плачь, не плачь моя хорошая! Да, это больно, это неприятно, это гадостно. Но ты у меня сильная девочка, ты выдержишь это, ты выше всех тех слез, что готова пролить по этому гаду! Он не достоин слез!

Надя понимающе кивнула, но слезы, медленно катившиеся из глаз, потекли сильнее.

- Вик, я не понимаю, за что он так со мной?

- Просто есть такая порода мужиков, скоты. Что тот парнокопытное, с которым я встречалась, что твой Ильюша. Козлы они вот и все. Но мне вот что любопытно. Если он тебе изменяет, и скорее всего уже давно, то почему он так поспешно женился на тебе? Да, ты красавица, умница, не полюбить тебя просто не возможно, тогда вопрос, почему он тебе изменяет?

- Не знаю, - Надя шумно высморкалась. – Он всегда был хорошим мужем, заботливым, нежным. Да он всем своим видом показывал, как любит меня.

- Это да, завтраки тебе всегда готовил, - согласилась с ней Вика.

- Я должна поговорить с ним, - решительно вымолвила Надя, хватая сотовый и набирая номер мужа. – Нет! Нет! Только не сейчас, не сейчас!

Вскричала она громким шепотом, отбрасывая телефон в сторону и пряча лицо в ладонях.

- Я не могу, сейчас я не смогу спокойно с ним разговаривать, - прошептала она. – Сорвусь на истерику, половину не пойму, а потом жалеть буду.

- Было бы, о чем жалеть, - прошептала Виктория, нежно поглаживая подругу по волосам.

- Но я должна поговорить с ним, - Надя вновь взяла телефон в руки. – Но не сейчас, и не по телефону. Я должна видеть его глаза, когда буду спрашивать его, зачем он это сделал и почему.

- Мудрое решение, - согласилась Вика. - Может попросить Константина или бабушку, чтобы нас отвезли домой на частном самолете?

- Нет, это очень дорого, я не хочу, чтобы из-за меня они терпели убытки, и свое время. И Константин не обязан носиться со мной и моими проблемами, - упрямо произнесла Надя, вытирая лицо платком, мокрым от слез. – Я должна остаться здесь до вторника. Когда он приедет, мы отправимся в Афины и я задам эти вопросы, глядя ему в глаза.

- Думаю, ты права, - согласилась подруга. – Я позвоню в гостиницу и узнаю, в каком номере они с мамо остановятся. И куплю нам билеты до Афин.

- Спасибо, - прошептала Надя, судорожно хватая ртом воздух.

- Я всегда с тобой, чтобы не случилось, - прошептала Вика, крепко сжимая руку подруги.

Надя признательно на нее посмотрела и с трудом выдавила из себя кислую, наполненную болью и разочарованием в любимом человеке улыбку.

- Но теперь мне нужно, во что бы, то нистало отпроситься у Марты до среды.

- Я предлагаю не портить настроение разговором с этой грымзой, все равно толку от этого будет мало, - проворчала Виктория, собирая персики с покрывала т перекладывая их на прикроватный столик.

Надя сходила в ванную комнату, умылась прохладной водой, вытерла лицо мягким, словно облако полотенцем и вернулась в комнату.

- Я понимаю, но просто так взять и ни выйти на работу я не смогу, - проговорила она, усаживаясь обратно на кровать.

- А я не верю, что Марта вдруг возьмет и разрешит тебе взять два отгула, - стояла на своем Вика. – Ты же сама говорила, что она тебя уволит, если ты не выйдешь на работу.

- Да, но если я ее предупрежу, у меня будет какой-никакой шанс.

- Один на миллион! – фыркнула Вика.

- Но он все-таки есть, - с грустью ответила Надя, беря в руки телефон и набрав полные легкие воздуха, медленно выдохнула его через рот и так несколько раз. – Все, звоню.

Вика, откусив персик, милостиво кивнула, словно благословляя ее на этот разговор.

Набрав номер сотового телефона начальницы, Надя с замиранием сердца ждала, когда та ответит, что произошло не сразу.

- Слушаю, - наконец раздался сухой голос начальницы, и Надя явственно представила себе, как тонкие губы поджались, принимая подобие ехидной ухмылки. – Говорите.

- Здравствуйте, Марта Серафимовна, - каким-то тонким, не уверенным голоском сказала Надя, чувствуя, как в животе все стянулось тугим узлом.

- Здравствуйте, Надежда, - холодно ответила начальница.

- Я вам звоню… - начала, было, Надя, но в горле все пересохло и она, сделав паузу, сделала глоток воды из бутылки.

- Ну, и что вас сподвигло на такой подвиг? – ехидно спросила Марта Серафимовна.

- Я бы хотела попросить вас дать мне два дня в счет отпуска… - осмелев, попросила Надя, подбадриваемая подругой.

- Что? – удивилась такой наглости Марта. – Какие еще два дня? Надежда, вы вообще в своем уме или нет? У нас инвентаризация на носу!



Андромеда Васечкина

Отредактировано: 10.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться