Летние Дни (summerdays)

Font size: - +

Глава 7 - Замки Из Песка (Castles Made Of Sand). Часть 3

Полицейский участок Санрайзхилл

Рабочий день подходил к концу, а Анжелика всё ещё сидела на диване в коридоре полицейского участка. Реджиния давно ушла домой в сопровождении стаи отцовских адвокатов: юристы с недовольными лицами в дорогих костюмах строго-настрого запретили девочке давать показания. Поэтому Анжелике пришлось отдуваться за двоих, подробно описывая, что же именно произошло около школы.

По коридору время от времени проходили полицейские, пропадая в глухих пронумерованных кабинетах. На школьницу с растрёпанными хвостами никто не обращал внимания. Вот ещё один – со светло-каштановыми волосами – пробрёл, потерянный в собственных мыслях, и, механически повернув ручку, как и остальные, исчез за дверями, украшенными табличкой с золотыми буквами.

«Должно быть, пошёл отчитываться перед начальством», - подумала Анжелика, провожая взглядом мужчину, и сонно уставилась в потолок.

Вскоре в кабинет заскочил молодой полицейский, тот самый, с утренней переделки.

«Вот бы слышать, о чём там говорят!» - но двери не пропускали ни звука, и девочке оставалось только скучать в ожидании, когда же её, наконец, заберут из участка.

***

Кабинет с дорогой вывеской принадлежал капитану полиции Лукасу Вейнсу, молодому человеку с усталым взглядом, которого Анжелика ошибочно приняла за проштрафившегося лейтенанта. Низкое вечернее солнце лучами било сквозь светлые классические шторы, рисуя на полу резкие густые тени. Лукас, вращая карандаш в руке, выслушивал отчёт высокого лейтенанта с тонированными в тёмно-красный цвет волосами. Стоило бы намекнуть, что в полиции такие эксперименты со стилем не допустимы, но капитан почему-то прощал своему подчинённому модную вольность. Энеа в свою очередь оперативно и добросовестно выполнял все указания начальника и, возможно, мог бы высоко подняться по карьерной лестнице, если бы не его происхождение. Юноша был эмигрантом из ТриИмперии в третьем поколении, и максимум, которого он мог достичь – лишь заместитель начальника полицейского отделения. Лукасу в этом плане повезло: сын высокопоставленного военного – для него все двери были открыты, и оставалось загадкой, что его удерживало в этом Богом забытом городке: бездарью он не был, и сейчас без труда мог бы наслаждаться жизнью в столице.

  • Значит, юная мисс Ричардсон так и ничего не пояснила по поводу утреннего происшествия? – капитан полиции оторвался от чтения бумаг и поднял взгляд на помощника.
  • Адвокаты не дали ей сказать ни слова, покачал головой Энеа.
  • Адвокаты… попортят они нам нервов! – вздохнул Лукас и сломал карандаш пополам.

Энеа замолчал, с беспокойством уставившись на начальника.

- Вот ведь! Всё кучей свалилось! Кто-то объявил охоту на Кассандру, а сейчас – попытка похищения дочки мэра! С одной стороны они хотят результатов, причём немедленно, с другой – не то, что содействие не оказывают, - препятствуют расследованию! Кстати, что там со второй девочкой? Её уже забрали родители?

- Кажется, она ещё здесь, - пробормотал лейтенант.

- Почему? – удивился Лукас, - Разве никто не сообщил её родственникам?

- Я забыл! – признался Энеа и поспешил исправить ситуацию.

***

К счастью, у Анжелики дома был телефон, что откровенно удивило молодого полицейского, ведь их устанавливали только в домах зажиточных семей. Голос по ту сторону провода звучал излишне эмоционально, и Энеа отодвинул трубку подальше от уха, опасаясь оглохнуть – не оглохнуть, но мучиться от мигрени до конца дня его тоже не прельщало. Спустя полчаса в холле участка появился отец Анжелики: невысокий блондин с серыми глазами и по-женски худыми запястьями – он больше походил на тех «борцов за мир», которые всеми силами уворачивались от службы в Армии и отказывались есть мясо. Он пытался выяснить у секретарши, где его дочь, но из-за волнения не мог сформулировать вопрос и больше жестикулировал, чем говорил.

- Пройдёмте за мной, - окликнул его Энеа и тут же пожалел об инициативе: молодой человек резко развернулся и схватил его за руки, умоляюще глядя снизу вверх.

- Как она? С ней всё в порядке? – вопрошал уже знакомый по телефонному разговору голос.

- Не переживайте! – оправдывался офицер, пытаясь высвободить руки.

***

Анжелика спокойно сидела на диване, как и заверял Энеа, на ней не было ни царапинки, за исключением одной, на шее, от меча, который злодей приставил ей к горлу, но и она была заботливо заклеена медицинским пластырем. Энджи кинулся обнимать дочь: он, словно пытаясь успокоить, водил пальцами по её волосам, но лишь растрепал причёску: «Ты словно вшей ищешь!» - пропищала Анжелика, смущённая излишне эмоциональной сценой.

- Нужно что-то подписать? – спросил незадачливый отец, смущённо обращаясь к лейтенанту.

- Да, конечно: здесь и здесь! – Энеа подсунул парню пару бумаг, где тот поставил размашистые росчеркушки, после чего попрощался и поспешил с Анжеликой домой.

***

Дело было сделано, и Энеа поспешил отчитаться перед шефом. Окна кабинета Лукаса выходили во двор, и он уже сам наблюдал, как Анжелика вприпрыжку рассказывала о своих приключениях отцу по дороге из полицейского участка, очевидно приукрашивая историю.

Энеа передал бумаги руководителю, и тот бегло проверил, не пропустил ли его помощник что-нибудь ещё: сегодня он не отличался внимательностью, что капитан полиции списал на трудный день. Всё было в порядке, и Лукас протянул документы лейтенанту, чтобы тот подшил их к делу. Но в последний момент его брови сдвинулись, и лицо приобрело хмурый вид:

- Что такое? – занервничал Энеа.

- Почему у них фамилии разные? – удивился капитан Вейнс.

Энеа уставился на бумаги: шеф был как всегда прав! И как он только этого сам не заметил!



Vic Young

Edited: 18.01.2019

Add to Library


Complain