Летние каникулы. Научи меня любить

Размер шрифта: - +

Глава шестая. Родительский день - 2

У Ксюхи дела пошли наперекосяк. Все валилось из рук, ничего не получалось. Она переживала, что обидела Ваню своим поведением. В лес детей больше не водила. Сполна хватило и одного раза. Её подопечные оказались крепкими орешками и ничего никому не рассказали, но на их рисунках стали появляться лошади и молодой человек, который раздает игрушки и конфеты. "Наверное, дети, как животные, - размышляла девушка, рассматривая работы младшего отряда, - чувствуют хороших людей".

В лагере настал родительский день. Но Ксюха знала, что мать с дядей Отчимом к ней не приедут. Отчим понятно почему, для него она никто. А вот мать... Мать все ещё злилась на нее за ту несуществующую выходку. Девушка даже была готова к тому, что родительница от нее откажется. Как это обычно в фильмах бывает: "Ты мне больше не дочь!" Точка!

Дети вышагивали по территории рядом со своими родителями, звонкие их голоса не замолкали. Ксюха следила за ними из окна и в душе очень радовалась за малышей. В комнате она осталась одна, но это ничуть не тяготило. Можно было пережить очередной денек с хорошей книжкой.

Но почитать девушке так и не удалось. В комнату ворвалась одна из ее соседок с воплем:

- Ксюшка! Ты чего тут делаешь? К тебе там брат приехал!

- Какой брат? - фыркнула девчонка. - Нет у меня никакого брата и никогда не было.

- Ну, не знаю... Троюродный какой-то. Да иди сама посмотри. Вот ты чудная!

Соседка умчалась, оставив дверь распахнутой. Ксюха вздохнула, нехотя поднялась с постели, отложила книгу на тумбу. Наверное, какая-то ошибка?.. Девушка влезла в резиновые шлепки и потопала вниз, в фойе. Спустившись, остолбенела. В кожаном кресле, листая газету, сидел Иван Местный. Он заметил ее и тут же встал. Снова эта улыбка... И как у него так получается?

- Привет, Ксюша! - сказал он. - Как настроение?

- С-супер... - выдавила девушка. - А как ты?.. А мне сказали ко мне брат приехал, а у меня и брата нет...

- Даже так? - Ваня почесал затылок. - Ну, прости, не знал. Но мне поверили. Так что сегодня я твой троюродный брат, который ужасно скучал по сестренке. Через сколько ты будешь готова?

- На что?.. - не поняла Ксюха.

- На то, чтобы покинуть данное место и пойти со мной в другое место, где будет очень интересно. Я тебя уже официально отпросил, так что не волнуйся. Только поторопись, пожалуйста. Я буду ждать тебя здесь.

И он снова опустился в кресло, а Ксюха, пребывая ещё в полной прострации, поднялась в комнату. Волосы она распустила, надела лимонного цвета сарафан на бретелях. Оставалась проблема с обувью. Не идти же в резиновых тапках. Пришлось надеть кеды. И надеяться, что Ваня хохотать над ней не станет.

Он и не хохотал. Напротив, сделал девушке комплимент. Взял под руку и повел за собой.

Шли они по направлению к деревне. Ксюха подумала, что ведет он ее к себе в гости, но к домам они не пошли. Свернули. И девчонка вскоре узнала храм, в котором проходила экскурсия. К храму тянулся народ со всех сторон. Ксюха обратила внимание на других девушек и женщин, и стала быстро заплетать длинные волосы в косу.

- Мы идем на службу? – полюбопытствовала она.

- Не совсем, - ответил Ваня, - здесь сегодня выступает греческий хор.

- Ничего себе! - округлила глаза Ксюха. - В такой-то глуши и целый греческий хор? Как это возможно вообще?

- Очень просто. Друг моего отца грек. Сам поет в этом хоре. И иногда наведывается в гости.

- Я никогда не слышала церковного хора... - потупилась Ксюха. - Я и в церкви то почти не бывала.

Но Ваня лишь улыбнулся, а после быстро куда-то сбегал и вернулся с большим цветастым платком и треугольной белой косынкой. Протянул все это спутнице.

- Вот, надень. Косынку на голову, а платок на плечи набрось и вперед.

Ксюха повиновалась. Переживала, что в косынке будет напоминать бабушку на скамеечке, но Ваня аж просиял. Заметил, что так она ещё красивее и ещё милее. Девушка раскраснелась и боялась, что со стороны похожа на помидор. Но Ивана ничего не смущало. Ребята прошли внутрь храма, где горели восковые свечи и пахло ладаном. Обычно в храмах стоят, но сейчас в центре наставлялись стулья, чтобы слушать хор всем было удобнее. Иван и Ксюха сели в последнем ряду с краю.

Девушка никак не могла унять волнения. Так непривычно здесь было: тишина, спокойствие, умиротворение. А от голосов хористов по коже бежали мурашки. Слушая песнопения, она закрыла глаза и перенеслась в жаркую Грецию, к ласковому Эгейскому морю. И как наяву увидела развалины дворца критского царя Миноса. Прогуливалась вдоль белоснежных домиков, обсаженных со всех сторон геранью. И клетки с попугайчиками здесь были вывешены прямо на улице. И летели навстречу мелодичные переливы, будто кто-то звонил в маленькие колокольчики. "Что же это?" - про себя спросила Ксюха. "А ты посмотри в траве", - ответил внутренний голос. А в высокой траве гуляли кудрявые овечки, словно спустившиеся с небес белоснежные облачка. И звенели их крохотные колокольчики на шеях. А вокруг стояли неприступные скалы, а по оливковым деревьям лазили неприбранные козы, обжёвывая последние не засохшие веточки.

Девчонка расплылась в улыбке. Сквозь пение едва различила шёпот своего друга:



Alla YaLissa

Отредактировано: 21.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться