Летние каникулы. Научи меня любить

Размер шрифта: - +

Глава семнадцатая. Прощальный вечер

Перед прощальным мероприятием ребятам в лагере позволили «отдохнуть». Не было ни раннего пробуждения, ни утренней зарядки, ни каких-либо других занятий, кроме завтрака, конечно же. Этим вечером вожатым предстояло развлекать отдыхающих: готовили номера, перетаскивали складные столы и стулья на остров, где собирались жарить барбекю. Правда, островом это местечко можно было назвать с большой натяжкой. Скорее, полуостровом, соединенным с «большой землей» мостиком, которым можно было бы не пользоваться вовсе. И там, на «острове», на деревьях уже развешивали гирлянды и флажки, надували воздушные шарики, которые после привязывали к ветвям и спинкам стульев.

Младшему отряду дискотека не полагалась. Они первые шли на барбекю, а после – по кроватям. А вот у старших все было наоборот. Сначала дискотека, потом барбекю, после - отбой. И Ксюхины недавние ученики донимали её расспросами, что же будет на дискотеке. «Танцы. Как будто вы не знаете», - отвечала девушка. А про себя думала: «Что там может быть интересно? Врубят «Руки вверх», и все будут дрыгаться как ненормальные!» Ещё дети говорили, что будут скучать без занятий, будут скучать по своей учительнице, по Принцу… Ксюха никогда бы не подумала, что слушать нечто подобное так приятно. Приходилось прикусывать нижнюю губу, чтобы не расплакаться прямо при детях.

Сложно было поверить, но, казалось, совсем недавно, Ксюшка ненавидела лагерь и мечтала побыстрее покинуть его, а теперь уезжать не хотелось. Ваня, занятия рисованием, её милые ученики, много новых впечатлений, приятных и не очень…

Девушка вытащила из-под кровати чемодан. Каждая уложенная в него вещь отдаляла ее от Вани. Как только все они будут сложены, и чемодан заполнится, настанет пора отъезда, а вместе с ней и неизбежная разлука - то, во что так не хотелось верить.

Вот купальник: самый первый, самый нежный поцелуй. Спортивный костюм: как раз их самая первая с Ваней встреча. Заколка для волос в форме цветка, которая так нравилась Ване. Заштопанное неровными швами легкое платье лимонного цвета… Ксюха потускнела, вспоминая события, приведшие к появлению этих швов на некогда любимой одежке. Скомкала платье и уже собиралась донести до мусорного ведра, как внезапно передумала и сунула на самое дно чемодана. «Сгодится на тряпки!» - вот что она решила. В книге между страниц обнаружился маленький засохший цветочек. Из самого первого букета, что принес Ваня на свидание. Этот цветочек тогда показался девчонке самым симпатичным, и захотелось его сохранить. Казалось, что даже сейчас растение источает свежий аромат лугов ранним деревенским утром.

По расписанию автобусы отъезжали от лагеря в одиннадцать часов. А это означало, что уже к трем-четырем часам дня она, Ксюха, окажется в своем городе, в своей комнате с видом на раздолбанную детскую площадку, унылый палисадник и соседний дом напротив с вечно разбитым окном на первом этаже. И все снова будет серо, пыльно, пропитано выхлопными газами и сдобрено матерной бранью соседа, выбегающего во двор в любое удобное для него время в одних трусах, а порой ещё и размахивающего бутылкой, пустой или не очень.

Ксюха окончательно раскисла, вспоминая родные, но ненавистные улочки, школу, куда предстоит вернуться в самом начале сентября и родителей, которых хотелось увидеть, но почему-то сейчас они показались девчонке слишком уж далекими. Они существовали как будто в другой реальности, в параллельной Вселенной. Ксюха как будто отвыкла от них за это время.

Глаза вновь увлажнились. Но плакать было нельзя. Ване бы она не понравилась с опухшим лицом и воспаленными глазами. Нужно было придумать, в чем пойти на прощальный вечер. Ксюхе хотелось блеснуть, именно сегодня и очень ярко. Покопалась в тумбочке, переворошила заново чемодан. Ваня видел ее скромные наряды не по одному разу. Навалилось отчаяние. Ксюха заметалась по комнате. Почему-то вспомнился старый фильм, где героине сшили платье из шторы. Но в лагере приличных штор не было, да и кто бы позволил что-то из них шить, тем более что шить Ксюха толком не умела. Фартук-то кривым вышел на уроке труда в пятом классе.

В дверь постучали. После в комнату заглянула вожатая Марья Семеновна.

- Ксения? Одна? А соседки где твои? – поинтересовалась она.

- Не знаю, - пожала плечами девушка.

- Собираешься? – женщина кивнула на вещи, разбросанные по кровати и на раскрытый чемодан.

- Да… - ответила Ксюха и вдруг решила пожаловаться. – Не знаю, что надеть на вечер.

- М-м… - Марья Семеновна на секунду задумалась. – А знаешь, что, Ксения, приходи ко мне в домик через полчасика примерно.

Ксюха ответила, что обязательно зайдет.

По территории лагеря продолжали сновать вожатые, устанавливали сцену для предстоящего выступления, в беседках репетировали, спорили и хохотали. Погода обещала продержаться в славном расположении духа до самого позднего вечера.

Ксюха постучала в дверь домика Марьи Семеновны. Вожатая отворила дверь и пригласила девушку войти.

- Вот смотри, что у меня есть! – хитро прищурилась она, и перед Ксюхой возникло летнее черное платье в мелкий белый горошек, с оборкой на подоле.

Девчонка скривилась, наряд показался детским и вообще несерьезным. Ещё она боялась, что со своими габаритами просто-напросто не влезет в него или растянет. Но вожатая сумела переубедить её.



Alla YaLissa

Отредактировано: 21.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться