Летопись смерти

Размер шрифта: - +

Часть 1. глава 1.

Часть первая.

 

Глава 1. Большой город.

      

       Великий Кив – огромный центр всего континента, здесь уживаются бок о бок негодяи и законники, воры и благотворители, крепкие юноши и дряхлые старики. Кив – это пристанище для любого, кто готов уважать город и его законы; главные врата не закрывают без причин, и торговля происходит постоянно. Рынки полны товаров и покупателей. Тут не любят войну, но меч умеют держать и женщины. Не приветствуют пьянство, но в харчевнях разливают вино и пиво. Здесь каждый находит то, что ищет, если ищет в рамках дозволенного.

       Сегодня великий князь Святослав возвращается из похода, возвращается с победой, а значит, придворный повар уже отправил поварёнка Кильяна к пекарю, что превращает муку и воду в произведение искусства.

       И, вот, мальчик несётся по улицам, ловко извиваясь в толпе, и крепко держа в руках два серебряных Элена – монеты, которые повару щедро давались на хлеб и выпечку.

       Резво малыш добирается до пекарни. Она давно стоит тут, пожалуй, с тех самых пор, как только Кив заселили первые жители. Сейчас здесь гордо виднелась вывеска. Это был кекс, вырезанный из молодого ясеня, и висящий на металлических заклёпках. Запах заставлял остановиться: свежее тесто, которое уже приняло форму будущего хлеба запекалось в печи искусного мастера. Этот аромат разносился ветром по всей округе и будил спящий город.

     Дверь открылась, мальчик ворвался в помещение, и пекарь узнал Кильяна:

- Как же давно тебя не присылали. Небось, князь воротится?

- Уже близок к городу! – бойко отвечал ребёнок, вытирая нос рукавом.

       Мальчик положил монеты на прилавок и отряхнул ладони. Пекарь пригнулся к полке и достал короб без крышки, в котором к царскому столу носили хлеб, дабы не помять корочку с верхов. Кильян ухватил важную посылку обеими руками, но лёгкий хлопок по плечу остановил его:

- Возьми, вот, булку. Свежая, сладкая. Я в ней яблок положил. Угостись, малыш.

       Мальчик радостно схватил подарок и, забыв поблагодарить, умчался к придворному повару.

       На кухне шли приготовления: печи раскалились от жара, на них готовилось мясо. Тушились овощи, булькали супы и жарились грибы. Главный по кухне во всю ругался и размахивал руками, осуждая каждое неверное, по его мнению, действие. Когда Кильян забежал в этот бушующий карнавал, повар сразу схватил ящик. Мальчик попросился выйти навстречу возвращающемуся полку. Он знал, что здесь нет нужды в обычном поварёнке. Упрекающе фыркнув, повар указал на дверь, и мальчонка побежал ко вратам, где уже собралась толпа.

       В это утро произошло событие, которое было способно хоть на день сплотить всех спорящих. Город радостно встречает своего правителя. Кильян пробрался сквозь сжимающуюся кучу людей к самой дороге. И как раз напоролся на входящую дружину. Грозный взгляд входящего во врата князя пал на неумелого ребёнка. Наконец, мальчик увидел великого Святослава так близко, что запомнил навсегда этого огромного героя былых времён: он был высок, мускулы стягивала прочная броня, князь шёл пешим, его твёрдый лысый череп был похож на таран, а усы свисали почти до ключиц.

       Князь подошёл к мальчику, вылетевшему на путь дружины., подал руку и поднял его с дороги:

- Как звать-то? – голос его был звонким и твёрдым, как гром.

- Кильян, но все зовут Килькой!

       Князь улыбнулся:

- Неудивительно, такой мелкий. Не бойся, дитя, силу не рост придаёт, а твёрдый дух.

       Он прошёл дальше, мальчика отодвинули от пути следования воинов. Он навсегда запомнит эту легендарную фигуру.

       В тронном зале всё было начищено до блеска. Здесь уже стояли княгиня Милена и княжеский сын Ростислав.

       Князь молча распахнул двери в залу, где его терпеливо ожидали бояре и знатные горожане. Толпа стихла, когда сомкнулась дверная щель. Святослав никогда не славился игрой лицом и тихо возвращался, каждый раз садился на трон и молча выпивал заранее подготовленный кубок вина за павших в бою. Затем, все смолкали, смотря в пол, придаваясь воспоминаниям о погибших во славу чести и долга. И, вот, князь давал право слова боярам и дружинникам, выслушивал обязательные похвалы и реплики.

       Когда он объявлял о пире, который собирался спустя две дюжины лун после приезда победителя, все хлопали и расходились.

       Святослав подозвал советников Иллариона и Анфису, людей, по праву заслуживших это почётное звание, и не единожды блиставших своей логикой и добрым советом.

- Летрия отвоёвана (князь говорил спокойно и тихо), настала пора пировать.

       Илларион сказал наперёд:

- Ваша победа – это блеск силы великого полководца. Кто из почётных мужей должен быть приглашён?

       В таких случаях Анфиса вступала со списком известных имён, а князь соглашался или отказывал:

- Меркул и Ульян, они долго ждали такого приёма, - князь кивнул, - дружинники Всеволод и Гавер, их не было с вами в последней схватке за Летрийский форт, они помогали союзному Кронту в боях с гоннами, - князь снова одобрил выбор.

- (Илларион прервал список) А-а… ваши братья?



Алан К Джулиетт

Отредактировано: 17.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться