Летопись смерти

Размер шрифта: - +

Глава 5.

 

Глава 5. Болотная крыса.

 

***

       Княжеские уделы обрели силу, когда отец четырёх братьев, Великий Князь Кондр, пришедший с предгорий земли Аль-Арум, прошёл тараном по материку. Жаждущий власти и беспощадный, он оставил сыновьям покорные народы и раскидистые просторы. Добравшись до самого сердца Камнеземья, он основал Великий Кив. Столица стала отправной точкой к завоеванию новых земель, к покорению новых народов. Щедро вкладывая ресурсы в снаряжение и обучение воинов, он пророчил своё единогосподство.

       Выстроив Кивскую стену, князь уже был отцом семилетнего Святослава. Оставив первенца на попечительстве доверенного воеводы, он двинулся к западу, где генмельский люд возводил свои постройки. Грозная сила Кондра -завоевателя покорила долину от пустыни "Забытых дорог" до самой границы "Дымного моря". Генмель перестал быть самым богатым государством: они столкнулись с когтями чудовища, потеряв значительную часть земли и людей. Они были вынуждены перестроить свою политику под военное время и отступить к морю. Расширив границу к западу, Кондр основал Каргополь, к тому времени его второй сын достиг возраста восьми лет (два года князь не появлялся в столице).

       Назначив своего советника регентом, и оставив второму сыну княжество, Кондр двинулся ко Мракоморью. Эта плодородная и цветущая часть материка была заселена эллеанцами, которые видели войну лишь на вечерних представлениях театров под открытым небом. Качество их вооружения было ниже, чем у генмельских сеятелей. Не более трёх месяцев заняло подчинение этих райских земель. Кондр был огорчён - он ожидал сопротивления, борьбы, но за всю войну у берегов двух морей погибла лишь старая ослица, перевозившая провиант (споткнувшись о верёвку, она упала в ущелье). Большая часть эллеанского народа бежала на восток, им предстоял тернистый путь обретения нового дома в местах, поросших тёрном. В построенном Вышеграде, среди пальм и белых камней, был оставлен его третий сын Творимир, достигнувший к тому времени возраста семи лет. Его попечителем оставили одного из самых значимых магов той поры - Матвея.

       Решив раздвинуть границы к северо-западу, Кондр, доведший армию до смертоносного уровня, направился по склонам крутых гор Шинтер, желая поставить свои флаги у северо-западного края материка, омываемого океаном Анилан. Войско Кондра было велико, но сражения с крестьянами и прибрежными пьянчугами ослабило их крепкие спины. Ледяные ветра настигли их, кося здоровье и жизни грозных солдат. Советники умоляли Кондра повернуть к столице, но пелена желаемой власти давно застелила взор князя, а северный ветер размыл трезвый взгляд на мир.

       Не менее тысячи человек полегло у Клыкастого перевала; таким образом, до города, стоящего последней точкой перед океаном, многочисленная армия сузила круг до трёх тысяч ослабленных бойцов. Северяне холодно встретили князя из каменной долины.

       В решающие минуты сражений, Кондр, именуемый Камнеземным чудовищем, сильно застудил лёгкие. Последняя битва, которую Кондр назначил главе северян не состоялась. Ближайший военный советник грозного захватчика выступил с предложением, не продолжать кровопролития, ведь северяне потеряли в тех сражениях немало людей, и потеряли бы ещё больше, если бы отказались от перемирия.

       Понимая, что там, за горами Шинтер и долинами камня и песка, врага ожидают подготовленные войска, северный народ добровольно вошёл в состав Кивского правления, но пакт имел ряд пунктов, освобождающих северян от власти Каменеземного главенства. Итогом стало нарекание северной столицы Мирградом (или же городом Мирный). Это место осталось под самоконтролем, однако было очевидно, что безумное желание овладеть северными рудами в горах могло привести Кивское государство обратно. Уходящие понимали это, оставшиеся понимали это ещё лучше.

       Тяжёлое состояние князя становилось всё плачевнее. Однажды ночью на край его кровати села красная птичка, размером не более перепела. Пение этого маленького существа пробудило Кондра от тяжёлого сна, и его взору предстал маленький красный певун-предвестник - харад. Эта птица своевременно появлялась, знаменуя обязательную смерть. Чудесные песни харада мог слышать лишь тот, чья жизнь непременно оборвётся спустя три дня после появления предвестника. Кондр грузно дослушал жизнерадостное чириканье с закрытыми глазами. Как только предвестник вылетел из шатра, князь, ослабленный и едва похожий сам на себя, решил освободить столицу от своего присутствия.

       Подозвав своего младшего сына, который был любимым ребёнком в семье грозного родителя, он велел следовать к брату в Кив, а сам направился на восток,  имея не более двух сотен бывалых вояк, дабы водрузить гербы Кондра в землях, пустующих без власти. Последние дни Кондра остались тайной. Неизвестно, сгинул ли он, утонув в восточных болотах, или умер от тяжёлой пневмонии. Судьба же его младшего сына стала известной по всем окраинам.

       Совет братьев, к тому времени уже успевших почувствовать вкус и послевкусие власти, решил, что поступок Василия не достоин знатного рода. Гневный Святослав, подбадриваемый мнением братьев – царей, изгнал брата вслед за отцом, не веря, что княжеский сын оставил тяжело больного родителя идти в болота на погибель в одиночку. Гонимый роднёй, Василий уходил всё дальше, обретя свой дом среди зловонных, поросших тиной прудов. Указом столицы, его город стал самой большой тюрьмой Камнеземья. Сюда стали стекаться самые недостойные преступники, самые отвратительные личности, самые мерзкие животные. Могиль - так стали называть это холодное место. И остался Василий в Могили один; без братской поддержки, без царского чина.



Алан К Джулиетт

Отредактировано: 17.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться