Летописец. Книга 1. Игра на эшафоте

Размер шрифта: - +

Глава 4. Истинная Летопись

Самайя придвинулась к костру, пытаясь согреться. Видя, как её знобит, Дим пошуровал в огне палкой и добавил несколько веток. Пламя вспыхнуло, заискрилось в темноте летней ночи — первой ночи, которую Самайя проводила без Дайруса.

Тихо шуршали от ветра листья берёз, чьи стволы редкой стеной окружали их лагерь и тонули во мгле. Небо усыпали блёстки звёзд, подмигивавших с высоты — ни одна из них не привлекла внимания Самайи. Она хотела бы спросить у неба, куда идти дальше, но, увы, читать по звёздам не умела.

Вопрос не был праздным: она пообещала Дайрусу повидать отца Рика, тогда как все уговаривали её ехать в Нортхед. Помимо Рика, Сильвестра, Дима и Захара к ним прибились ещё двое: Боб-Следопыт из Нортхеда и Фил Дурошлёп. Монах, пожелавший остаться в Сканналии, выцепил Боба в гавани как отличного проводника, после чего вся компания постаралась убраться подальше от места, где вот-вот появится армия принца Крисфена.

Дайрус снабдил их отличными лошадьми, отобранными у врага, хотя двигались они медленно из-за повозки, на которой лежал Рик. Самайя пристроилась рядом с раненым: она не умела ездить верхом. Ночь вынудила их остановиться. Дим разжёг костёр, Самайя занялась готовкой. Когда из темноты возник Фил, Самайя едва не закричала от страха, но быстро его узнала. Дайрус прозвал его Дурошлёпом из-за привычки вечно болтать не по делу и громко жевать, шлёпая губами. Он был одним из дезертиров. Фил спросил, нельзя ли ему остаться. Дим презрительно сжал губы, Захар кивнул. Боб с любопытством осмотрел новоприбывшего и подвинулся, давая ему место у костра. Фил быстро скрылся в темноте и вскоре вернулся с лошадью — судя по упряжи и седлу, она принадлежала одному из воинов Айвариха.

Рик старался не показывать, как ему плохо, но всем это и так было ясно. Поездка его самочувствия не улучшила: он потерял сознание, в бреду то ругая отца за ложь, то прося у него прощения.

Убедившись, что повязка на бедре в порядке, Самайя положила голову Рика себе на колени. Дим принёс плащ и накинул на раненого, Фил заметил что-то вроде «стоит мужику уехать, баба тут же находит другого».

— Не жалеешь, что лишилась покровителя? — развязно спросил он.

Самайя не хотела отвечать, за неё ответил Монах:

— По крайней мере, она его не бросила, не то что ты.

— Да больно-то надо лезть в это пекло! Ясно ж было, что кончится либо бегством, либо могилой, разве нет? Вашему Дайрусу ещё повезло: сам-то проиграл, да хоть жив остался.

— Принц выиграл бой, — тихо заметила Самайя. — Если бы у него были кони...

— Ну да, кони, люди и тыща пушек, — захохотал Фил. — Нет, дорогуша, тут ему ничего не светило, раз уж король расправился с бунтовщиками.

— Но ты-то сбежал раньше, — вмешался Монах, — принц успел соскучиться по твоим губам-ушлёпкам, — эта шутка вызвала громкий смех. Фил обиделся:

— Дак ежу понятно было, что нифига не выйдет. Сил маловато, что, не так? В былые времена один принц долго шлялся по Лодивии с куда большей армией, но даже махотного городка не захватил.

— Зато захватил короля Лодивии в плен, — припомнил Монах, неплохо знавший историю.

— Ну дак королей много, а страна-то одна. На всех не хватит, верно? У Дайруса не просто силёнок мало, так и командир из него херовый. Одно хорошо — платил вовремя.

— Чего ж ты сбежал? — поинтересовался Монах.

— Ну дак местный я, куда мне вертаться назад? Я ведь так и замыслил, что приплыву да останусь, вот и все дела, — похвастался Фил. — А где бедняку деньжат раздобыть на дорогу до дому?

— Не боишься Дайрусу попасть? — хмуро поинтересовался Боб.

— Куда там, — отмахнулся Фил и причмокнул, — ещё неизвестно, оставят ли вашего принца в живых его кредиторы. Столько бабла на ветер пустил почём зря.

— Принц Дайрус обещал вернуться, — тихо заметила Самайя.

— Да кто ему армию даст, бедному родственнику? Один раз не оправдал доверия, дак откуда теперь деньги брать?

Шёпот Дима резанул девушке по ушам:

— Я думать, принс спасать себя из опасный ловуска.

— Ловушки?

— Я думать, король делать ловуська для принса.

Самайя похолодела:

— С чего ты взял?

— Нет корабли в гавань, нет воины, нет пуски, нет нисего. Так не бывать.

— Но он ведь не ждал принца? Он восстание должен был подавлять. Наверное, туда войско и отправил, — предположила Самайя.

— Тогда он совсем дурак, — гнул своё Дим. — Но он не дурак. Гиемон сситать его осень умный. Он озидать Дайрус, просто ему не везти. Сто-то не слуситься верно. Принс Дайрус осень... как это... ссясливый?

— Везучий?

Дим кивнул и умолк. Самайя не хотела верить, но Дим не ошибался. А если это и впрямь была ловушка? Вдруг они в неё попадут? Самайя стиснула пальцы и услышала вопль Рика. Оказывается, её ногти буквально впились в его шею. Она отдёрнула руки, слушая проклятия раненого. Он пришёл в себя и хотел встать — Дим силой уложил его обратно на колени Самайи.

— Эй, малец, не докучай нам! Хочешь Богу душу отдать, делай это молча! — прикрикнул Захар на мальчишку. Тот притих. Несмотря на то, что Захар явно происходил из низов общества, было в нём что-то авторитетное, да и по возрасту он Рику в деды годился — ему было около пятидесяти. Его слушались все.

— Слушайте, — обратился Фил то ли к Захару, то ли к Бобу. — А что за хрень насчёт убийства летописца? В гавани ходили слухи, что это Дайрус его шлёпнул. Как думаете, правда?

Боб, чьё выражение лица было трудно разглядеть из-за густой длинной бороды и усов, буркнул:



Юлия Ефимова

Отредактировано: 16.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language:
Interface language: