Летописец. Книга 1. Игра на эшафоте

Размер шрифта: - +

Глава 6. Семейные отношения

Рик выругался сквозь зубы, шагая по знакомому наизусть маршруту и стараясь не опираться на трость. От дворца на север по улице Святого Рагмира до Волхидской площади, оттуда повернуть на юго-восток на самую длинную улицу Нортхеда — Кузнечную, — делившую город на две неравные части: северо-восточную с кварталами кузнецов, ювелиров, медников и оружейников и юго-западную с дворцом, городским управлением, кварталами аристократов и торговцев. Эта улица вела к Железным воротам: через них в Нортхед привозили серебро, железо, медь, олово, свинец, ртуть и прочие металлы, добытые в Серебряных горах. Почти посередине Кузнечной улицы — там, где площадь с кафедральным собором и ратушей, — резко повернуть на юго-запад по самой широкой в городе Замковой улице и по ней снова выйти ко дворцу. Пот градом лил с Рика, под ногами хлюпали лужи от недавно прошедшего короткого ливня, и Рик всё время боялся, что поскользнётся и рухнет прямо в бурую жижу. Впрочем, жаркое солнце уже светило вовсю.

Дим невозмутимо шагал за ним. Ежедневная прогулка стала привычной, но боль в ноге давала о себе знать. Рана, которую Дим тщательно ушил под вопли и ругань Рика, зарубцевалась — правда, бедро то дёргалось от судорог и болело, то немело. Дим сказал, что это из-за порванного нерва, и без устали смазывал и массировал рубец твёрдыми пальцами. Постепенно Рик начал вставать, и Дим потребовал ежедневных упражнений для тренировки мышц. От этих упражнений Рику хотелось завыть, побить Дима и плюнуть на всю эту ерунду, потом он вспоминал, что тогда не вернётся в королевскую стражу, не увидит Илзу, и, стиснув зубы, упрямо делал всё, что просил Дим. Возвращаться домой к отцу как побитая собака — да никогда!

Изредка Рик вспоминал Маю и интересовался у Дима, как у неё дела, на что неизменно получал один ответ: «Королева довольна». Королева Катрейна не раз присылала слуг справиться о здоровье Рика — его ответы всегда были одинаковы: «Передайте Её Величеству, что мне гораздо лучше, и я очень признателен ей за участие».

Мая прислуживала королеве и её фрейлинам, читала вслух книги на разных языках. Рик видел Маю редко, помня обобещании отвезти её к отцу. Может, она об этом давно забыла?

— Как нога? — в казарму зашёл Алексарх, с которым Рик неплохо ладил.

— Лучше, — неуверенно сказал Рик. После прихода принца он встал, опираясь на трость. Нога болела, и принц, заметив, очевидно, его гримасу, кивнул на кровать. Рик тяжело опустился на неё, положив трость на колени. Изящную трость эбенового дерева с набалдашником слоновой кости подарил ему Алексарх — она оказалась очень крепкой.

Присутствие принца всегда смущало Рика, но Алексарх умел развеять любое смущение. Он пристроился на краешке соседней кровати и огляделся. В этот час в помещении никого не было, через распахнутое окно влетал раскалённый воздух, доносились отрывистые возгласы конюхов, щёлканье хлыстов и ржание лошадей из конюшни напротив.

— Рад это слышать. Мне было бы жаль, если бы тебе пришлось покинуть службу.

— Ну, пока говорить рано. Дим уверяет, что всё будет в норме.

— Ты ему доверяешь?

— А что? — удивился Рик.

— Он странный какой-то. Не такой, как все.

— Понятно, издалека же приехал. Вон есть места, где люди чёрные.

— Дело не в цвете кожи... — Алексарх нахмурился. — Он словно с того света...

— Ваше Высочество, он всего лишь нищий чужеземец, который хочет применить умения себе на пользу.

— И какую пользу он извлечёт из помощи тебе?

— Ну, мне-то он помогает ради Маи. Если б не она, Дим бы мне давно горло перерезал.

— А откуда она его знает?

— В Барундии они познакомились, потом плыли вместе в Сканналию. А почему вы спрашиваете?

— Я и сам не уверен. Я видел его с отцом...

— Ну и что, если король его о чём-то попросит? Дим служит ему, как и все мы.

— Возможно, — задумчиво произнёс Алексарх. — А как твой отец? Ты так и не помирился с ним?

Любому другому Рик заявил бы, что это не его дело, но к принцу так не обратишься, даже если это и впрямь не его дело.

— Ваше Высочество, вы знакомы с Иваром Краском? — Рик решил перевести разговор на другую тему. Алексарх слегка дёрнулся.

— Почему ты спросил?

— Хотел узнать, знаете ли вы его.

— Его дядя — член Королевского Совета, насколько я знаю.

— Но вы в курсе, что король назначил Ивара новым летописцем?

— Я спрашивал тебя об отце, не уходи от ответа, Рик.

— Да не могу я с ним общаться! Мы по-разному смотрим на многие вещи...

— У нас с отцом те же проблемы — мы ведь не бежим друг от друга, — пожал плечами Алексарх.

— Вас не называли в честь короля-злодея!

— Имя Райгард давно появилось в Сканналии, зато мне моё всегда казалось каким-то... слишком напыщенным. Королю бы подошло, но я ведь не король.

Все знали, что дети от первого брака Айвариха с шагурийской принцессой не считались наследниками трона Сканналии из-за того, что брак был заключён не по канонам эктариан, а также потому, что оба сына родились до того, как Айварих стал королём. Крисфен постоянно проклинал всё и вся из-за этого; Алексарх чаще шутил и не слишком переживал по этому поводу. Ситуация изменилась недавно, после смерти единственного сына Айвариха и Катрейны. Айварих чуть с ума с горя не сошёл, когда младший сын, тоже Айварих, заболел и вскоре умер. Наследников не осталось. Крисфен буквально требовал назначить его наследником, раз Алексарх такой слабак и неженка. Рик случайно оказался при короле в тот день и впервые увидел, как Айварих ударил сына.

— Но надо мной смеются из-за имени. Хуже всего, что отец всё равно уверен, что Райгард был такой белый и пушистый. Даже Захар это знал!



Юлия Ефимова

Отредактировано: 16.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language:
Interface language: