Летописец. Книга 3. Четыре наследника

Размер шрифта: - +

Глава 11. Способы лечения

Дайрус ходил из угла в угол, кашляя и чихая. Очередной платок отправился на пол — сопли без устали текли уже который день, горло саднило, будто он проглотил быка. Дайрус не в первый раз пожалел, что потащил Райгарда к озеру. Лучше уж лечиться от раны, сделанной стрелой, подумал он, чем подыхать от простуды или чего похуже. Стрела, впрочем, его не задела. Выбираясь из воды, где проторчал не меньше получаса, Дайрус чувствовал себя идиотом. Он не ожидал нападения — ему казалось, будто племянник специально вынудил его мокнуть в этой луже, чтобы застудить. Продрогнув, он начал выбираться на берег. Тут дно ушло из-под ног, и он скрылся под водой. Хлебнув воды, которая попала ещё и в нос, Дайрус не сразу понял: на дне оказалась яма. Он барахтался и в панике отталкивался от дна, пока Райгард не вытащил его на берег за одежду, где тут же ощупал в поисках раны. Дайрус отпихнул его, начал крыть на чём свет стоит, но умолк, заметив два трупа. Они оставили тела на месте и побрели домой.

Дайрус думал, что всё кончено, когда они с Райгардом дотащились до Корнхеда и, стуча зубами, разделись догола и завернулись в пуховые одеяла. Марция организовала «лечение», заставив их пить горячий травяной отвар. Злой Дайрус приказал принести самую крепкую наливку.

Райгард оказался менее крепким — свалился с тяжелейшей простудой. Дайрус менял носовые платки и проклинал ублюдка, подстроившего всё это.

Первый убийца умер от удара по затылку, второго, по словам Райгарда, настигла неизвестно откуда взявшаяся стрела. Спаситель так и не появился. Райгард не стал его искать в темноте.

Марция решила дать жителям осмотреть трупы, однако опознать их не удалось. Горожане приходили смотреть на тела, которые мирно разлагались на берегу под охраной, но не опознали по лицу ни одного из убийц. По мнению Дайруса, большинство жителей Корнхеда сожалели, что у этих типов ничего не вышло. Если они и приходили, то скорее из любопытства или чтобы потом посплетничать дома и в пивных.

— Ваше Величество, вам нужна моя помощь?

Илза Ривенхед протиснулась в комнату с дымящейся кружкой. Дайрусу захотелось запустить в неё чем-нибудь тяжёлым. Это из-за неё он подрался с Райгардом и мучается от простуды! Если бы не она, он бы взял Малгард! Теперь там окопались люди Кэйрона. Будь проклята и Илза, и то письмо! Надо было сразу понять: это ловушка. С чего бы Кэйрону писать Захару, находившемуся в Малгарде, будто Георг под пытками признался в том, что читал в Истинной Летописи о женитьбе Ноэля на Анне. Жаль, Георга расспросить не получится. Может, оно к лучшему? Неужели племянник и впрямь не бастард? Знает ли об этом Марция? С кем Райгард поделился этой новостью?

— Ваше Величество? Что с вами? — Илза снова попыталась привлечь его внимание. Как бы ему хотелось отослать её подальше, но куда? В стране война, Эйвард не согласится. Он надеется разделить его и Марцию. Он же не знает... Или знает? Нет, никто не знает и не должен узнать, особенно Илза, которая слишком настырно лезет куда её не просят. Хуже всего, она постоянно намекала, что с удовольствием согреет его в постели, отчего Дайрусу хотелось провалиться сквозь землю. Ну не стоит у него больше ни на кого! Надо куда-нибудь уехать и заняться делом. Дайрус обдумывал, не вернуться ли к взятию Малгарда — Марция возражала. По слухам армия Кэйрона готовилась выступить на Корнхед, и она боялась, что отряд Дайруса отрежут от основных сил и уничтожат. По крайней мере, она так заявляла на заседаниях Совета. Дайрус не знал, верить ей или нет.

— Ваше Величество, позвольте мне помочь! — снова услышал он голос Илзы.

— Мне ничья помощь не нужна, иди лучше Райгарда обслужи! — Илза вспыхнула, швырнула кружку на пол, обрызгав Дайруса, и скрылась за дверью. Надо что-нибудь придумать, иначе он сбрендит, как Илза. Она иногда его пугала своим полубезумным взглядом и внезапно начинавшимися истериками.

С тех пор, как Дайрус узнал об их связи — одноразовой и случайной, как утверждали оба, — он постоянно ей об этом напоминал. Конечно, если бы рана не превратила его в импотента, он не отказал бы Илзе — в Корнхеде подходящие женщины были наперечёт, учитывая количество здоровых одиноких мужчин, — но что толку сожалеть о невозможном? Вон, и Райгард намекал, будто Дайрус не уделяет внимания жене. Да сейчас он бы переспал с Марцией, не задумываясь, если бы мог. С кем угодно бы переспал, только бы вернулась мужская сила. Дайрус раздражённо отряхнул штаны и прошлёпал по луже на полу до соседней комнаты, где лежал племянник.

Марция стояла у его постели, следя за тем, как её служанка Хлоя меняет простыни и одежду. Райгард находился без сознания — он лишь изредка приходил в себя и не мог даже сесть на горшок.

— А обязательно самой на это смотреть? — ехидно поинтересовался Дайрус. Может, она любуется на голое мужское тело, которого лишена из-за болезни мужа?

— Я лишь пришла узнать, как он, — холодно ответила Марция.

— Твоя служанка о нём позаботится, ты-то чем поможешь?

— В монастыре меня учили ухаживать за больными, а не бросать их на других. — Ах, да, она же училась при монастыре. Тогда ей точно нечасто приходилось видеть молодых мужчин голыми. Вот если бы это был мужской монастырь...

— Ну и как он? — последние дни они говорили в основном о Райгарде, потому что других новостей почти не поступало. Горцы прислали послов от трёх кланов, но толку-то от людей, неспособных воевать вместе? Каждый из них требовал особого подхода — Дайрус понятия не имел, чего они хотят, Райгард же решил поболеть. Надо заметить, выглядел племянник паршиво: лицо заострилось, побледнело, глаза запали — когда он открывал их, они казались мутными. Он то потел, то мёрз, только порез на правой стопе заживал быстро. Сейчас, насколько видел Дайрус, Райгарду стало хуже. Хлоя обтёрла его мокрой тряпкой, потом вытерла сухим полотенцем и накрыла одеялом. В комнате пахло какими-то снадобьями и испражнениями.



Юлия Ефимова

Отредактировано: 18.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться