Летописи Ванильного некроманта. Том первый

Размер шрифта: - +

Часть 2.Глава 33. Жизнь продолжается

Спустя несколько дней Омегычу и Ванильному Некроманту наконец-то удалось извлечь безмолвный и истончившийся дух Гоши из монетки-хранилища. Это оказалось непросто. Не самое лучшее хранилище выбрал когда-то для души безвестный некромант...

- Привет, - Теренций не мог перестать улыбаться с того самого момента, как понял, что череп Гоша ожил.

- Привет! А что это вообще было? – спросил Гоша.

- Да так… я тебе всё потом расскажу, - сказал Ванильный.

- А чего это у Омегыча на руке?

Омегыч одёрнул рукав. Рана зажила, но остался страшный чёрный рубец.

- Да так, обжёгся нечаянно.

- Сколько я спал-то вообще?! – возмущённо завопил череп. – Со мной такое в первый раз! Это что… старость?!

- Ну… нет. Неделю назад на нас напали. И тебя случайно… так получилось… разлучили с душой. Но я вспомнил про монетку… точнее, это Омегыч её нашёл.

- Я про неё и сам забыл за столько-то лет. Хорошая моя! Её мне подарил капитан Тревор, а старый хрыч приклеил изнутри моей черепушки... это вам не…

- Гоша… тут такое дело. Я правда потом все подробности расскажу. В общем, ты, если что, не обижайся, что так долго тебя не возрождали. Мы просто искали способ сотворить тебе тело. Настоящее человеческое.

- Ууу, - протянул череп, - вон что. Мы ж с тобой уже говорили об этом когда-то, братец. Ничего не выйдет. Зачем снова соль на сахар сыпать? Я уже и забыл, как человеком быть.

- Просто у нас немного изменились обстоятельства. Я и думал…

Гоша недоверчиво хмыкнул.

- И я больше не копилка? – спросил он.

- Нет, - ответил Теренций.

- Уж если говорить о теле, то я бы хотел быть таким, как Ливендод. А что? Он крутой.

- Он скучает по вкусу и запаху еды, - напомнил черепу Омегыч. – И о других вещах, ставших ему недоступными.

- Ууу, я уже и забыл про это всё. Тем более, насколько я помню, мать пичкала меня творожными запеканками, кабачковыми оладьями, манной кашей и гадким куриным бульоном. А у Теро крутые доспехи и вот это всё!

- Ты раньше не говорил, что хочешь быть как Теро, - неуверенно сказал Ванильный.

- Я только сейчас подумал, - пояснил Гоша деловито.

 

У подножия горного кряжа, где густой лес постепенно редеет, недалеко от перекрёстка двух старых дорог стоит большой и крепкий дом. В нём два этажа, много окон и четыре двери на все стороны света. Крыша у дома покатая, выложенная черепицей. Там, где большая веранда приткнулась к юго-восточной стене, крыло крыши имеет очень слабый наклон. По приставленной лестнице можно забраться туда, а можно залезть и повыше. Здесь деревянная лестница крепится к скату крыши, и на ней можно сидеть, что и делают иногда жители дома-на-семи-ветрах.

Первый ветер – ленивый южный, он любит вздыхать, принося с собой запах моря. Он вздыхает о том, что не сбылось, о прожитых годах, о волнах, на которых ему не пришлось качаться, потому что он спешил сюда, на север… Второй ветер – озорник юго-восточный, сухой и тёплый, что дует с дальних степей и пустынь. Третий – самый сырой, юго-западный, что приносит дожди из джунглей. Брат юго-восточного четвёртый ветер – злой проказник, хлещущий по лицу резкими порывами. Западный ветер, пятый по счёту, склонен к частым сменам настроения. Он любит ныть, выть, заливать поляны дождями, греметь громами.

Шестой ветер только так называется, а на самом деле это три северных ветра. Они похожи друг на друга так, что и не отличишь, и иногда, в особо сильные метели, кажется, что они развлекаются все втроём.

А седьмой ветер сквозит по ногам, седьмой ветер самый тихий и вкрадчивый, и откуда он дует – вам не ответят. Но в доме некромантов о нём хорошо известно, так как он приносит с собой вести из тех миров, где гробовая тишина и где обитают лишь призраки. Говорят, что таких миров на самом деле множество. Как и миров, где обитают живые.

«Мы живые!» - говорят некроманты. Кто ещё так может ценить жизнь, как не те, кто знаком со смертью?

Сегодня дует сырой западный, несущий серую морось, и вроде бы тепло, но иногда порывы ветра пронизывают весь дом насквозь. Тем не менее Мать Некромантов стоит на веранде с чашкой горячего чая, дуя на неё, и глядит на близкие горы. Первый Некромант выходит из дома и укрывает её плечи толстым полосатым пледом.

- Простудишься, - говорит он.

Но она лишь пожимает плечами. В самом деле, какой пустяк.

- Я до сих пор ощущаю это, - говорит она. – То чувство, когда меня нет.

 

С того дня, как Мать возродилась, прошла неделя. Уже рвётся с привязи неугомонная Чайка, ей хочется к морю, в тёплые края. Уже собирают вещи Теа и Кара.

Теренций, Вини, Тобиас и Омегыч на полянке за домом азартно сражаются на саблях с пиратами. Сабли настоящие, но заговорены, чтобы не причинять вреда. Остальные наблюдают за битвой – несмотря на то, что противников больше, пираты побеждают раз за разом.

- Я поставила на крышу две пушки, - жизнерадостно говорит Мать Пиратов, ложась грудью на подоконник – окно кухни выходит на веранду. – И ещё, вы бы выстроили, наконец, приличный забор, мачты-перемачты! Тогда у ворот можно ещё пару пушек будет выставить – хотя бы для устрашения! И я оставила Барахлу несколько пистолетов, патроны, сабли… Клянусь бешеным китом, вам пора подумать о том, что вы тут одни в лесу…

- Авантюр, - качает головой Первый, - мы всё равно будем жить по-прежнему. В этот дом не проникнет зло.

- Ага, конечно, - Ава косится на маленького Странника, который ревниво наблюдает с крылечка, как в небе неумело порхает грифонша Грей. Кхиллау учит её летать. – К вам уже и Странник прибился, и Белла у вас побывала, и мало ли кто ещё к вам ворвётся…



Лена Тулинова

Отредактировано: 08.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться