Летописи Ванильного некроманта. Том второй

Размер шрифта: - +

Часть 1. Глава1. Вопросы и ответы

Теро-Теро прервал урок и посмотрел на Ноттингарда Уиндварда, слегка склонив голову к правому плечу.

- Положи назад.

Нот сделал очень честные, очень большие, очень невинные глаза.

- Что я тебе говорил по поводу глаз, мелкий?

Ливендод выглядел странно даже с учётом того, что он лич. Во-первых, на нём не было доспехов, только каркас из чёрной гибкой стали. Во-вторых, последние три опыта из книги практических занятий Тёмной магией – опыты по восстановлению плоти – он позволил провести на себе. Тот эксперимент, что прошёл два месяца назад, не удался – на правом плече и части груди покоричневела и уже начала отваливаться засохшая, сморщенная, словно у древней мумии, кожа. Второй опыт прошёл с пару недель назад, и был более успешен. Так что левая рука Теро от пальцев до плеча напоминала гангренозную конечность. Пальцы покрыты плесенью. Запаха нет – его убивали артефакты, они же тщились справиться с разложением, но проигрывали природе.

Третий опыт был начат позавчера. На лицо Теро-Теро налеплена глиняная маска, на голове волосы – снятые с его же шлема, длинные, до пояса, белые волосы. Глина на лбу и переносице уже начала постепенно превращаться в кожу. Рыжеватую, мягкую и тёплую.

 

Но и Ноттингард Уиндвард тоже выглядел не так, как раньше. С виду ему уже как будто исполнилось двенадцать, и он походил на Омегыча, как родной брат. Те же глаза серого цвета, иногда кажущиеся чёрными, а иногда – наивно-голубыми. Те же тёмные волосы, то же худощавое сложение.

Нот по-прежнему был весьма ловок. Только что он стянул с лабораторного стола морскую губку, поры которой наполнены животворной влагой из источников Рузеллы. Губка почти ожила, сокращается, когда её тронешь, и к тому же светится. Как не стащить этакое диво?!

Они с Теренцием занимались в замке Ливери, что находился в далёкой холодной стране Туммарионе, в чуждом и чудном мире, который здесь называли словом, переводящимся как «жизнь». И сам замок тоже называется «Живой», потому что это слово здесь все любили. И прозвище «Ливендод» – «живой мертвый» у Теро-Теро имеет тот же корень. Говорят, что раньше его звали Теро-Теро Ливери, но спрашивать об этом у лича никто не рисковал. Даст ведь по шее, вот к гадалке не ходи.

Изучая некромантию и алхимию, постигая различные науки, Ванильный Некромант и Нот Уиндвард хотели внести свой вклад в восстановления физической оболочки отца. И если раньше Теренций терпеть не мог учиться, то сейчас проявлял чудеса прилежания. Если только его не клонило в сон от скучных теоретических занятий, как сейчас.

 

- Положи назад, - сказал Страннику Теро неизменно невыразительным голосом.

Нот вытащил из рукава губку. Положил на стол. Правда, при этом в его рукав каким-то образом попадала длинная хрустальная игла голубоватого цвета. Теро-Теро хмыкнул и снял с мальчишки рубашку. В лаборатории было прохладно, но юный Странник, оставшись полуголым, не стал жаловаться – только хихикнул.

- Чтобы создать гомункула, можно пойти разными путями, - учительским тоном вещал Теро-Теро. – К примеру, алхимики Триречья уверены, что цепь преобразований любой из имеющихся под рукой материй: дерева, глины и даже металла - даст нужный результат, правда, нескоро… Способ имеет свои преимущества и недостатки, как-то: недостаточную гибкость получившегося в итоге тела, уязвимость...

Теренций зевнул.

А Нот Уиндвард слушал. Он был способный ученик, но не слишком сильный маг – возможно, по малолетству. Некромантия ему давалась плохо, и Теро-Теро утверждал, что дар Странника не в ней, но теорию знать никому ещё не помешало.

Теренций и Нот выслушивали лекцию по магии Тьмы и собрались переходить к практической части занятия, когда появилась Морта.

Она зевнула, протёрла глаза, прямо как Теренций, и спросила:

- А где Омегыч?

Это любимый вопрос всех членов некромантской семьи. И как обычно, на него не нашлось ответа.

- Я думала, он здесь, - разочарованно сказала Морта. – Если появится – скажите, что его Мать ищет, хорошо?

И легла на заветный диванчик у каменной стены. Теренций с завистью покосился на старшую сестру. Хорошо всё знать, всё уметь и спать, когда вздумается!

 

***

Исчезающий камень сжался в груди, словно самое настоящее сердце. Ощущение щекотки россыпью мурашек разбежалось по всему телу.

Омегыч вцепился в ветку в последний момент, когда уже почти полетел с обрыва в пропасть. Из-под ног посыпались мелкие камешки и почва.

Здесь не было снега, хотя мороз ещё не отпустил эти земли. Сухой ледяной ветер пробирал огнемага до внутренностей. И хотя внутри у Омегыча вечно пылал злобный драконий огонь, он всё равно мёрз.

 

Вот сейчас бы горячего чаю с мёдом или малиной… да и вообще лучше было бы остаться в доме, возле печки, с огромной чашкой в руках… обхватить её ладонями, как это делает Мать, и смотреть в окно долгим бездумным взглядом… а не вот это всё.

Омегыч вскарабкался на свисающий со скалы пласт дёрна и поёжился. Однако вид отсюда был шикарный – скалы, далёкий горный хребет, напоминающий спины драконов, и край побережья, видный там, где узкое ущелье.

Он сунул руку в карман и извлёк оттуда крупную белоснежную жемчужину. Её нашёл Нот, случайно нашёл в снегу, когда они возились там, строя снежную крепость. Теперь жемчужина указала Омегычу путь туда, где могла оказаться Глазик. Вернее, конечно, дух неутомимой охотницы на драконов Астранны Сто Второй.

Он положил жемчужину на землю и внимательно огляделся по сторонам. Никого и ничего. Вряд ли в этих землях, на этих скалах сейчас есть кто-то живой. Никому не причинит вреда, если…

Омегыч вздохнул и закрыл глаза. Надо только сосредоточиться. Или сильно разозлиться. Но сосредоточиться, конечно, лучше, так можно держать себя под контролем.



Лена Тулинова

Отредактировано: 26.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться