Level Up. Рестарт

Глава 4. Новый уровень

Все возможно, если никто не доказал, что этого не существует.

«Гарри Поттер и Дары Смерти», Джоан Роулинг

 

«Провалю любое дело, недорого» — вот мое резюме.

«Я — посланник», Маркус Зусак

 

Смутно помню, как добрался домой после ночного забега. Помню, как долго шел по дороге, подняв руку; как уснул в машине и спросонья рассчитывался с бомбилой, выгребая всю мелочь; помню как, спотыкаясь, снял шорты, футболку, бросил на пол и завалился в нашу с Яной постель, уткнувшись лицом в ее подушку. Засыпал, вдыхая ее запах, но перед тем, как окончательно провалиться в сон, поставил будильник на половину десятого — на одиннадцать утра у меня назначен прием в клинике.

Проснувшись, хотел по привычке переставить будильник, но вспомнил, что надо к врачу, и вскочил.

Вскочил — громко сказано, потому что как вскочил, так и свалился в кровать с абсолютно четким диагнозом «ушиб всего Фила». Тело ломило, словно меня сначала обвесили дотами локи[1], после всю ночь прогоняли через пресс, а потом по мне пробежался табун тундровых мамонтов. Медленно, не делая резких движений, сумел добраться до ванной и, нежно потирая убитое проклятым бегом тело, принял душ. Потом так же осторожно почистил зубы, побрился и умылся. Ожил.

В груди засело ноющее чувство потери. Мне сильно не хватало Яны, ее голоса, ее привычного «Панфилов, завтракать!» Руки порывались набрать ее номер, но усилием воли я запрещал себе ей звонить, понимал, что пока рано, сделаю только хуже.

Вместо этого я попробовал поприседать и поотжиматься, чтобы немного прокачать показатель силы, но ничего не вышло. Если несколько приседаний я еще осилил, преодолевая боль в ногах и скрип в коленях, то отжаться не смог ни разу. Руки подогнулись, и я просто свалился на пол. Хорошо, живот самортизировал.

Заварив кофе, по привычке вышел на балкон покурить, не нашел сигарет, вспомнил, что бросил. В отличие от прошлых безуспешных отказов от курения, эта мысль меня не расстроила, а напротив, обрадовала, и я просто стоял на балконе, запивая свежий воздух горячим крепким кофе. Получил кофеиновый баф, оделся в чистое и побежал в клинику. Остатков денег на карте должно было хватить и на прием, и на анализы, если таковые понадобятся.

Они понадобились. Врач, молодая симпатичная блондинка, задав кучу вопросов, отправила меня на дорогущую магнитно-резонансную томографию головного мозга.

— Нужен снимок, — пояснила она. — По вашей симптоматике это может быть что угодно, так диагноз не поставить.

— Спасибо, — я всматриваюсь в системный текст над ней, — Ольга Михайловна! Снимок потом вам?

— Да-да, конечно.

— Пока не ушел... Вы очень красивая!

Она смущенно улыбается и жестом показывает, иди, мол. Но систему не обманешь! Улыбаюсь и ей в ответ, и от сообщения:

 

Ваша репутация у Ольги «Ляли» Шведовой повысилась!

Текущее отношение: Равнодушие 5/30.

 

Ляля, Лялечка, как же так? Еще пять комплиментов, и мы дружим?

Мне везет, что клиника имеет собственный аппарат МРТ, так что ехать никуда не надо. Зато приходится долго дожидаться своей очереди, что позволяет мне немного покопаться в мыслях, чувствах, ощущениях и прикинуть, как жить дальше.

Мимоходом смотрю на очки здоровья — их уже больше, чем вчера, 73,17102%, и последние цифры, доли процента, постоянно растут. Лучшая антитабачная реклама!

Если верну уважение и любовь Яны, то и она вернется. Хочу ли быть с ней — такой вопрос даже не стоит, конечно, хочу. И пусть эмоции уже не такие яркие, как четыре года назад, но, думаю, люблю я ее даже больше и крепче.

Вернуть ее уважение... Я, может, не большой знаток женщин, но что-то мне подсказывает, что одних «прости, люблю, жить не могу» недостаточно. Можно выяснить, где она теперь живет, или явиться к ней на работу с букетом цветов, можно преследовать ее сообщениями, звонками, усыпать лепестками роз и вымаливать прощения в реалити-шоу, но это все не сработает. Раньше срабатывало. Сейчас — нет.

Будь у нее ко мне хоть какие-то чувства... Но система не врет, отношение Яны ко мне — враждебность, и связано оно, уверен, с моей неуспешностью, пассивностью, инертностью, довольством тем, что есть.

«Панфилов, ты же жуткий неудачник, — вроде бы в шутку говорила она мне, смеясь. — Ни квартиры, ни машины, ни работы нормальной! В тридцать лет сидишь на шее жены и в игрушки играешь!»

Мне бы тогда понять, что это никакие не шутки, а первый звоночек. Какое там! Меня беспокоило лишь то, смогу ли я стать первым рогой на сервере, обогнав некого Нюрро. Не смог. Ни топ-рогой стать не смог, ни Яну удержать.

— Панфилов, пройдите, — слышу из аппаратной.

Пятнадцать минут в кошмарной для любого клаустрофоба полукапсуле под стрекот и жужжание в полной неподвижности, еще полчаса ожидания, и я получаю снимок своего серого вещества в разных ракурсах. Возвращаюсь к врачу.

Тяну руку к ручке двери и слышу мужской голос:

— Куда собрался, парень? Тут очередь!



Данияр Сугралинов

Отредактировано: 13.01.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться