Level Up. Рестарт

Глава 25. Могучий ураган

Решение о разводе часто принимается втроем.

Александр (Лешек) Кумор

 

— Ты куда, Фил? — доносится из зала охрипший голос Сявы.

— Спи, скоро буду.

Я шнурую кроссовки, не переставая материться. Злюсь на безбашенную Янку, на «я же мать» Наталью Сергеевну, но больше всего злюсь на себя. Из нашего недолгого, но крайне насыщенного похоронными мотивами разговора выяснилось, что Янка пропала. То есть сначала теща думала, что ее дочь вернулась ко мне, но узнав, что я ее не видел, окончательно запаниковала. Хотя непонятно, чего больше она боялась — Яниной пропажи или ее гипотетического возвращения ко мне.

Тесть уехал на другой конец страны на похороны какого-то сослуживца, а моя бывшая вернулась от Владика в родительский дом. Но ненадолго, потому что две змеи в одном пространстве не уживаются, и даже если они, свернувшись, делят укрытие, это не значит, что они обнимаются, потому что нравятся друг другу. Они просто конкурируют за лучшее место в террариуме.

Яна, не выдержав конкуренции с более опытной в искусстве капельного пробивания мозга мамой, ушла из дома. Теща решила, что добилась своего, «ведь Владик такой приличный и перспективный молодой человек». После этих слов я мысленно послал ее в нефритовую пещеру — то самое место, откуда все мы появились, — и выключил телефон.

Через минут пять на кухне стал звонить и разрываться городской телефон. Спросонья я не сообразил просто выдернуть шнур из розетки и ответил как можно скорее, пока Сява не проснулся. «Что-то связь оборвалась», — сквозь рыдания пробубнила Наталья Сергеевна и продолжила свой невеселый рассказ. Вторично прервать разговор я не решился, не позволило чертово воспитание и уважение к старшим. Да и понять, что же случилось с Яной, тоже хотелось, чего греха таить.

В общем, Яна ушла, и ушла, как считает теща, к Владику. Было это на выходные, три дня назад. С тех пор о Яне ни слуху ни духу: на работе не появлялась, телефон отключен, а Владик божится, что тоже ее не видел. Обзвон подружек ничего не дал.

— Вы точно ее ничем не обидели? — на всякий случай уточнил я, потому что если обидела, то с Яны станется уговорить подружек соврать матери.

— Боже упаси! — воскликнула Наталья Сергеевна. — Только уговаривала вернуться к Владику...

А вот после этих слов я уже и бровью не повел, и бросать трубку даже не подумал. Пусть формально мы с Янкой в браке, но для бывшей тещи я сбитый летчик, с которым можно быть откровенной. Святая простота, не щадящая моих чувств и не обладающая хоть каплей тактичности.

К концу разговора я легко нашел Яну на карте интерфейса, оставалось решить, как поступить.

Просто проигнорировать тещин звонок я не мог, не чужие люди, в конце концов, а она — мать, понятно, и переживает за дочь. В полицию она обращаться не хочет, переживая за то, что люди скажут и как это отразится на репутации семьи. Такое вот мышление. Судя по карте, с Янкой все в порядке, но сообщить Наталье Сергеевне адрес — значит вызвать кучу вопросов, отвечать на которые мне не хочется.

В итоге я как смог успокоил «маму» и, вызвав такси, стал собираться к бывшей.

— Фил, постой! — Сява появляется в прихожей, завернутый в простыню. — Проблемы?

— Теща звонила, говорит, жена потерялась. Хочу пробить пару точек, где она может быть. Иди спи!

— Ни фига, я с тобой, — безапелляционно заявляет он. — Сек.

Спорить с ним не вижу смысла, так что, пока он одевается, вызываю машину. Через минуту-другую мы с ним выходим из подъезда и едем в какой-то отель на окраине, где система засекла Яну. Название отеля — Red Rose Inn — мне ни о чем не говорит, но, судя по району, звезд там немного.

Сява садится рядом с водителем и, пока едем через ночной пустынный город по улицам с асфальтом, позолоченным светом фонарей, бурно обсуждает с ним шансы нашей футбольной сборной на домашнем чемпионате мира.

— Всех порвем! — кипятится мой сосед. — Дома же играем! Из группы-то уж точно выйдем!

— Худшая сборная на моей памяти... — начинает возражать водила, но я уже не вслушиваюсь.

Прямо сейчас мне хочется попросить таксиста развернуться и ехать назад. Мой ум так просто кипит от возмущения, напирая на бессмысленность, нерациональность и глупость поступка. Сердце? Оно вообще молчит, как и система, не поставившая мне ни задач, ни квестов. Тогда зачем я еду?

Хочу я увидеть Яну? Нет.

Считаю ли я, что ей нужна моя помощь? Нет, она не в лесу и не за городом, она в отеле, и я на сто процентов уверен, что с нею все в порядке.

Мне так важно успокоить тещу? Да какая-то моя часть вообще митингует с транспарантами, требуя для нее отдельного котла в аду!

Тогда что? «Я могу — я помогу»? Прислушиваюсь к себе — тоже нет. Система, конечно, воспитывает-дрессирует во мне альтруизм, выкорчевывая эгоцентризм, но здесь слишком много «против»: страдает моя личная жизнь, мои собственные важные цели и задачи, да мой сон, наконец!

Мы почти доезжаем до отеля, когда меня озаряет: еду, чтобы, как я выражаюсь, докрутить ситуацию до конца. Под «ситуацией» я подразумеваю весь мой период отношений с Яной и ее семьей. Я помню то утро, когда меня корежило от системной прокачки силы, а следом явились теща с дочкой. Помню, как они по-хозяйски и бесцеремонно шарились по квартире, небрежно раскидывая по полу мои личные вещи. Помню, как безосновательно на меня наехал Владик и как потом я стоял, оплеванный, смотря на отъезжающий джип с Яной внутри.



Данияр Сугралинов

Отредактировано: 13.01.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться